Штайнмайер об РПЦ и войне, или как разделить агнцев и козлищ

Письменниця Ірена Карпа про російську культуру: “Це культура ґвалтівників і крадіїв, і жодним Толстоєвським це не припудриш”

04/10/2022 AA 0

Офіційно наймоднішу письменницю України від початку нульових і дотепер ми зустрічаємо у Варшаві. Сюди Ірена Карпа приїхала презентувати свій новий роман – психологічний детектив-трилер “Тільки […]

Кажется, в Европе до сих пор мало кто понимает, что РПЦ МП (и её филиалы по Украине и всему миру) — это преступная организация, все 30 лет активно занимавшаяся возгонкой шовинизма и милитаризма. Генерирующая тонны контента, направленного на разжигание межнациональной и межрелигиозной ненависти, причем часто прямо путем клеветы. Именно идеологи РПЦ разработали и внедрили идеологию «Русского мира», во имя которой Путин ведет войну. Имеющая отряды боевиков из неонацистов. Не брезгующая насилием и террором. И при этом, имея руки по уши в крови, корчащая из себя невинную жертву.

Патриарх Кирилл

А «преступная организация» — это юридическая квалификация. Организация одной систематического нарушения законных прав граждан.

В РПЦ систематически, организованно и целенаправленно осуществляется состав статьи 282 УК РФ «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации)».

РПЦ пролоббировала эти «резиновые» формулировки против своих оппонентов, не ведая, что их можно применить против нее самой.

На Ассамблее ВСЦ господин Штайнмайер сформулировал мимоходом новую формулуна данном этапе диалог с РПЦ Имени Сталина невозможен.

По его справедливому мнению: «Руководство Русской Православной Церкви в настоящее время ведет своих членов и всю свою церковь по опасному и поистине кощунственному пути, идущему вразрез со всем, во что они верят.

Они оправдывают агрессивную войну против Украины — против своих и наших братьев, и сестер по вере. Мы должны высказаться, в том числе здесь, в этом зале, в этой Ассамблее, против этой пропаганды, нацеленной на свободу и права граждан другой страны, против этого шовинизма, который безосновательно утверждает, что имперские мечты диктатуры о гегемонии — это воля Бога. Сколько женщин и мужчин, и детей тоже в Украине стали жертвами этого разжигания ненависти, этой ненависти и этого преступного насилия!

Ковровые бомбардировки и точечные удары по гражданским домам, многоквартирным домам, больницам, торговым центрам, вокзалам и общественным местам, военные преступления, происходящие на глазах у всего мира: здесь, сегодня мы не можем оставаться в стороне от этого вопроса. Мы должны назвать его своим именем, более того, мы должны осудить это, и, что не менее важно, как христианское сообщество, мы должны выразить нашу приверженность достоинству, свободе и безопасности народа Украины. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы передать особое и сердечное приветствие делегациям церквей в Украине, и я надеюсь, что на этой ассамблее они смогут черпать силы и поддержку для своих страдающих церквей и общин на родине.

Здесь сегодня также присутствуют представители Русской Православной Церкви. Тот факт, что они здесь, не является чем-то само собой разумеющимся в наше время. Я ожидаю, что Ассамблея не пощадит их правды об этой жестокой войне и критики роли их церковных лидеров. Да, снова и снова христиане призваны строить мосты. Это есть и остается одной из наших важнейших задач. Но строительство мостов требует готовности с обеих сторон реки; мост нельзя построить, если одна сторона разрушит поддерживающие его столбы. В преддверии Ассамблеи было высказано мнение, что как минимум диалог должен быть возможен. Да, но диалог не является самоцелью. Диалог должен пролить свет на то, что происходит. Диалог должен привлекать внимание к несправедливости, должен выявлять как жертв, так и виновных — и их приспешников. Однако диалог, не выходящий за рамки благочестивых пожеланий и расплывчатых обобщений, в худшем случае может стать площадкой для оправдания и пропаганды. Какой диалог мы будем вести здесь? Это выбор, который должна сделать Ассамблея, и позиция Германии — я выступаю здесь также от имени федерального правительства — ясна.

Сегодня я также хочу напомнить вам, что сотни православных священников участвовали в общественном сопротивлении и выступили против войны, несмотря на угрозы путинского режима. Теперь я также хочу обратиться к этим смелым личностям, чей пример напоминает нам об ответственности религий за мир: даже если вы не можете присутствовать на этой Ассамблее и говорить с нами сегодня, мы слышим вас! Пусть ваш голос также найдет отклик в этой Ассамблее.

Руководство Русской Православной Церкви присоединилось к преступлениям войны против Украины. Эта тоталитарная идеология, замаскированная под теологию, привела к полному или частичному уничтожению очень многих религиозных объектов на территории Украины — церквей, костелов, мечетей, синагог, учебных и административных зданий, принадлежащих религиозным общинам. Ни один христианин, который еще владеет своей верой, своим умом и своими чувствами, не сможет увидеть в этом волю Божию. Все это в корне противоречит третьему символу логотипа Ассамблеи — Кресту».

Прекрасно, что господин Штайнмайер еще раз указал, что, собственно, любимое занятие ВСЦ — что диалог ради самого диалога в худшем случае «может стать площадкой для оправдания и пропаганды». Не могу вспомнить, что бы все эти профи экуменизма из Всемирного Совета Церквей занимались чем-то иным, нежели диалогом, не выходящим за рамки благочестивых пожеланий и расплывчатых обобщений.

Всемирный Совет Церквей, укомплектованный классическими лево-либералами, не исключил РПЦ из числа своих участников. Хотя делегация РПЦ МП по максимуму продемонстрировала свое пафосное чванство. Решено было начать очередной «диалог». Все церкви осуждают симуляцию деятельности вместо деятельности как грех, и только тоже самое, но, если обозвать словом «диалог» почему-то становится добродетелью.

А что вообще делает ВСЦ? Для чего эта контора сейчас? У него есть много интересных занятий. Толчение воды в ступе, переливание из пустого в порожнее, хождение вокруг да около… в общем работы много. Хотя ожидаемо, они будут вести диалог, даже если РПЦ начнёт приносить человеческие жертвы.

Однако наблюдается и более позитивная тенденция. Заметно, что у младшего поколения европейских церковных иерархов больше трезвости, и они понимают, что никакой «диалог» с РПЦ невозможен. Когда говорят, «вот там» или «вот тут» есть вменяемые чада РПЦ, хочется верить. Но опыт показывает, что в большинстве случаев за признаками вменяемости кроются чванство, коллективная мания величия и требование признавать эту манию непогрешимой. И только в очень незначительном меньшинстве там есть адекватные вменяемые люди, который в самой РПЦ, конечно, имеют славу «отступников» и «еретиков».

Президент Штайнмайер дал понять наивным европейским либералам, что проблема «русского мира» — в том, что ему всегда нужны новые захваченные территории, враги и победы. Девиз идеи — «умри ради государства» (а Христос там и близко не гулял, Евангелие они только целуют, но не открывают).

В продолжение темы предлагаю сравнить «русскую идею» и т.н. «американскую», а самом деле «евроатлантическую». Американцы продвигают идеи свобод демократии, подлинного, а не мнимого либерализма, свободу СМИ и прочего. И посмотрите на курдов, арабов и тех, кто принял эти ценности. Лично я благодарен западной цивилизации за просвещение. Но хочу подчеркнуть, что я не слепой поклонник США и Запада. Я понимаю, что политическое руководство этих стран совершало множество преступлений, но знаете, как я разделяю все это дело? Словами Иисуса Христа! Переводя их в политическое русло. «Слушайте, что они говорят, но не поступайте по их делам».

А между тем, «священники, что прячут под рясой гебешный погон» (Игорь Тальков) в РПЦ обеспокоены тем, что среди молодежи меньшинство называют себя православными. Православные публицисты (включая и хронического украинофоба, экс-протодиакона всея Орды Андрей Кураева) это серьезно обсуждают. Но, как всегда, видят корень проблемы, то в советском прошлом, то в оксфордских номиналистах, то в личных недостатках духовенства. В общем, везде, кроме структурных изъянов в самой РПЦ.

Значит, надо сказать именно о них. Потому что именно они продуцируют то, что вызвало справедливую и злободневную критику господина Штайнмайера.

Рассмотрю их по пунктам:

  1. Система ценностей. В мире востребована креативность, умение находить новые и нестандартные решения. Воспроизведение действий по лекалам все больше переходит к приложениям. В РПЦ культивируется привязанность к традиции, даже если эта традиция бессмысленна. Не смей мыслить сам, святые отцы за тебя уже все помыслили.
  2. Для развития личности необходима амбициозность, стремление к росту; а в мире русского православия амбициозность — грех. Потому амбициозные люди обычно свои амбиции скрывают, совершенствуясь в …. лицемерии.
  3. Подхалимство к власти вызывает брезгливость и неприятие даже у верующей молодежи.
  4. Нежелание видеть эти, и еще множество других проблем. Ультимативное требование говорить о РПЦ только позитивное, а если и проблемы, то, как у КПСС брежневской эпохи «отдельные недостатки на местах». И наконец требование не обсуждать проблемы РПЦ если спикер сам не принадлежит к РПЦ. Тоже доверия не прибавляет. Ни у кого.

Может сложится превратное впечатление, будто у меня негативное отношение к историческим церквям с самоидентификацией «православные». В частности, к РПЦ (что я будто бы прикрываюсь высказываниями известного политика). Это неверно. Почему именно, объясню.

Люди, не особо глубоко мыслящие, не умеют (чаще не желают) рассматривать любой феномен во всей его сложности.

90% атеистического контента построено на формуле «РПЦ = религия вообще» (у патриарха яхта. Гы-гы-гы, Бога-нет). Это просто пример примитивного мышления, достойного скорее попугаев, чем людей.

В реальности любой сложный феномен, (тут друг и учитель подкинул термин «пучок феноменов»), это множество проявлений в самых разных сферах жизни.

Первое. Одна и та же организация (музей, например) может быть и хозяйствующим субъектом, и хранилищем ценностей, и работодателем, и важным туристическим и культурным кластером и даже политическим актором (да-да, и музей может) и еще много чего. Сводить все в одно — просто неумно.

Второе. Любая организация состоит из людей, 90% которых просто не видны. В музее, кроме строгих старушек в залах есть реставраторы, уборщики, ремонтники, охранники, бухгалтера, администраторы. И все эти люди — самостоятельные персоны, а музей в большинстве случаев не действует как один человек, а вся его работа результат труда всей команды. Тем более намного более сложна жизнь и «ипостаси» религиозной организации.

Любая религиозная организация:

  1. Юрлицо, (потребитель, заказчик, работодатель…)
  2. Имеет идеологии (обычно сразу несколько)
  3. Политический актор (влияет на жизнь общества)
  4. Учреждение культуры… и многое другое

Иными словами, когда идет обсуждение политической деятельности организации, это не обсуждение ее хозяйственной деятельности. Если храм РПЦ не платит за электричество, его отключают не из «ненависти к Святой Руси», а за неуплату как хозяйствующий субъект.

Третье. Из знаний об идеологиях и учении религиозной организации можно иметь достоверное представление, что в ней является нормой, (они это сделали так, потому что организация их этому научила), а что эксцессом (организация против этого, но они так сделали).

Проиллюстрирую все это соответствующими примерами. Поп РПЦ по средам и пятницам не ест мяса — это норма. Поп РПЦ нетрезвым садится за руль, едет в бордель, а по пути на смерть сбивает случайного прохожего, — это эксцесс. Активистов РПЦ возмущает сексшоп — это норма; активисты РПЦ разгромили сексшоп — это эксцесс. Тут возможна дискуссия, что эксцесс, а что норма. и про это третий тезис.

Четвертое. Что в любой организации эксцесс, а что норма помогает выявить реакция официальных лиц на событие. То есть «систему характеризует не ошибка, а реакция на ошибку» (с). Если произошел эксцесс, виновного осудили и наказали, ясно как день, это был эксцесс. Если произошел эксцесс, а виновного не осудили, не наказали, или «не заметили», — то тогда это норма.

Если за сделанное, похвалили и наградили, значит точно норма. Если исполнил норму, но за это наказали, значит все таки это был эксцесс. Все просто, если иметь разум и желание разбираться. Многократно нормативизированный эксцесс становится нормой и формирует системную ошибку. Например, активистов раз не отругали за погром сексшопа, два, три и уже «активисты РПЦ разгромили сексшоп» — это норма. Попа, который сбил прохожего, не лишили сана — это норма.

Пятое. В любой организации, в том числе в РПЦ возможны системные ошибки, при том не замечаемые изнутри самой системы. Самая известная из них — это представление, что судить о системных ошибках РПЦ имеют право только члены самой РПЦ МП имени Сталина, и(ли), что все россияне просто по факту гражданства что-то должны РПЦ. Этот тезис провозглашают даже лучшие люди в РПЦ МП имени Сталина.

Шестое. В любой организации есть люди разной степени «хорошести» и «плохости», есть герои, есть святые, есть грешники и есть просто преступники. Из того что ваш личный знакомый, принадлежащий к организации — ну распрекрасный во всех смыслах человек никак не следует будто организация не имеет системных проблем и нормативизированных эксцессов.

У многих людей есть друзья — сотрудники МВД РФ, все как на подбор хорошие люди, но при этом сама административная структура МВД РФ устроена так, что незнакомых сотрудников МВД РФ все граждане воспринимают как угрозу и опасность, а не как источник помощи. То же самое с РПЦ МП и многими другими государственными организациями Швабростана.

И наконец, последнее. Седьмое.

Никакая организация не тождественна тому культурному и религиозному феномену, который она представляет. Хотя бы сама организация и утверждала обратное. КПСС не тождественна рабочим и крестьянам, РПЦ не тождественна понятию «православие», и даже партия «Единая Россия» не тождественна России. РПЦ МП не тождественна Православию. Это важно понимать.

И если критикуется деятельность партии «Единая Россия» это не «критика России» и не «русофобия». Это критика деятельности политической партии. С РПЦ дело обстоит точно так же, критикуя их, я не отрицаю ценности Евангелия, необходимости уповать на Христа и приносить покаяния в своих грехах.

РПЦ требует воспринимать себя не как реальную, а как некую идеальную модель. Поэтому, чтобы пресечь все эксцессы, продуцируемые данной организацией, нужен не диалог с нею, который ничего не даст, а только будет продуцировать лицемерие и прочие эксцессы, как на уровне епископата, так и священства, и мирян. Нужна справедливая и жесткая критика, которая станет отрезвляющей. Критика на уровне ведущих политиков, ВСЦ, престола святого Петра и так далее.

Критика, которая сможет если не разрушить зло, исходящее от РПЦ МП имени предтечи антихриста Сталина, то хотя бы ограничить её ядовитое влияние на Украину и весь мир.

Эксклюзив

Верстянюк

Иван Верстянюк, обозреватель, для Newssky

MIXADV

цікаве