НАТО сама решит, что ей делать с Украиной

14 июня НАТО проведет свой очередной саммит на уровне глав государств и правительств. В связи с предстоящим событием два вопроса озаботили украинский политикум: будет ли приглашен Киев в лице президента Владимира Зеленского и будут ли участники мероприятия обсуждать предоставление Украине Плана действий в отношении членства в НАТО (ПДЧ).

Фото: president.gov.ua

«Президент Украины Владимир Зеленский обязан добиться участия в июньском саммите НАТО и вернуться оттуда с ПДЧ», – заявил в апреле пятый президент Украины, лидер “Европейской солидарности” Петр Порошенко. «И, если власть нерешительно действует в этом направлении, нам надо развернуть народную инициативу. Народ Украины заставит украинскую власть двигаться в НАТО», – агитировал он. Однако, учитывая, что Петр Алексеевич был не только президентом, но однажды и министром иностранных дел, ему должно быть хорошо известно, что приглашать или нет кого-либо на саммит – это исключительная компетенция союзников по альянсу. От президента Зеленского тут точно ничего не зависит.

Критикам ответил заместитель руководителя Офиса президента Игорь Жовква, сказав, что «такое решение о проведении саммита НАТО только среди членов Альянса и без присутствия стран-партнеров может быть пересмотрено». Правда, через несколько дней он отметил: «Не будет этот саммит проходить без Украины. Украина будет присутствовать на этом саммите, как минимум, во время обсуждения. Это то, о чем нам заявляют президенты стран НАТО и то, о чем они говорят с президентом Украины».

Поддержал его слова и министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, утверждая, что МИД работает над поиском формата привлечения Украины и Грузии к саммиту НАТО. «Саммит, который на июнь запланирован, является так называемым мини-саммитом, и предусматривает, что участие в нем будут принимать только союзники, но мы работаем сейчас с партнерами для того, чтобы найти формат привлечения Украины и Грузии к нему, и эта работа все еще продолжается, потому говорить о том, что саммит состоится без привлечения Украины, рано», – акцентировал он. Позже, правда, он сообщил, что не ожидает предоставления Украине ПДЧ на будущем саммите НАТО.

Фото: Укрінформ

В самом НАТО на все эти анонсы из Киева о внутреннем мероприятии альянса вежливо сказали: когда придет время, мы сами скажем – и о формате, и о повестке дня. Как обозначил официальный представитель альянса, «формат и повестка дня саммита НАТО 14 июня будут объявлены ближе к дате».

Давление на союзников – а именно так выглядят приведенные выше высказывания как представителей власти, так и оппозиции – еще никогда не приводило к тому, чтобы альянс изменил свою позицию. Решения НАТО принимаются в Брюсселе, а отнюдь не в Киеве.

По факту, и об этом уже известно, после выборов президента США альянс, и это стало уже традицией, проводит саммит в семейном формате (family only). И не может Киев, не будучи членом клуба, стучаться и проситься на домашнее мероприятие НАТО. И не будет саммит посвящен Украине. Его главная тема – новый президент США Джо Байден. Это мероприятие проводится с одной целью – сделать так, чтобы союзники смогли встретиться с новым лидером Соединённых Штатов и восстановить трансатлантические связи, которым предыдущий президент Дональд Трамп причинил немало вреда. Здесь можно вспомнить и его угрозы о выходе из альянса, публичную критику союзников в целом и генерального секретаря Йенса Столтенберга в частности. Всё это подорвало былое доверие.

Посему для альянса этот саммит, по словам того же Столтенберга, «уникальная возможность укрепить НАТО как прочное воплощение связи между Европой и Северной Америкой». Это – первоочередная задача альянса на фоне стоящих перед организацией вызовов, прежде всего, агрессивной России. И в этом аспекте будет упоминаться, без сомнения, Украина.

Фото: EPA/UPG

Кстати, аналогичные саммиты-знакомства альянс делал с Трампом, до него – с Обамой, до него – с Бушем-младшим и так далее. Без партнеров. Союзники приветствуют нового американского лидера и согласовывают общие политические и военные цели.

Дата этого саммита – 14 июня – тоже неслучайна: накануне, 11-13 июня, Байден будет в Лондоне, где примет участие в саммите Большой семерки. От Лондона до Брюсселя – час лету, а не семь – как если бы он специально летел на саммит альянса из Вашингтона в Брюссель. Не использовать присутствие Байдена в Европе было бы неразумным, поэтому его приезд из Лондона в Брюссель выглядит совершенно логичным. Кроме того, на следующий день после саммита НАТО американский лидер будет участвовать в саммите США – ЕС.

В рамках же ближайшего саммита НАТО сессия будет только одна и продлится она недолго. Не будет на повестке дня вопрос о предоставлении Украине ПДЧ. И это должны понимать в Киеве. Поэтому не позволительно должностным лицам в украинской столице давить на альянс, связывая проведение системных реформ и установление мира и стабильности в регионе с предоставлением ПДЧ.

А ведь именно в этом убеждала специального представителя генсека НАТО для Кавказа и Центральной Азии Джеймса Аппатурая в ходе онлайн-дискуссии Трансатлантической рабочей группы «Движение вперед: путь Украины в НАТО» профильный вице-премьер Ольга Стефанишина, говоря о том, что решение НАТО предоставить Украине ПДЧ «даст мощный толчок для системной трансформации страны»«Кроме того, начало консультаций по ПДЧ для Украины станет свидетельством трансатлантического единства и мощным ответом агрессивным действиям Кремля. Без этой ясности нет шансов достичь реального прогресса в достижении мира и стабильности в нашем регионе». И это в то время, как сам альянс постоянно повторяет Украине: реформы, реформы и ещё раз реформы.

Фото: EPA/UPG

Не достаточно только «внутренней» готовности Украины получить ПДЧ, о чем заявляют украинские чиновники, важно фактическое признание со стороны союзников НАТО того, что Киев реализовал реальные, а не мнимые реформы.

Кратко о самом ПДЧ, чтобы было понятно, чего же именно хочет официальный Киев для достижения окончательной цели – членства в НАТО. Альянс утвердил ПДЧ как инструмент для домашней работы в сфере проведения реформ страной-аспирантом на саммите в Вашингтоне в 1999 году. Тогда же в клуб были приняты Польша, Чехия и Венгрия, а девять стран – Албания, Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Северная Македония, Румыния, Словакия и Словения – получили приглашение к ПДЧ.

Вот цитата из самого ПДЧ: «Принятие ПДЧ подчеркивает твердую приверженность Североатлантического союза продолжению процесса расширения. ПДЧ специально разработан для предоставления конкретных советов и помощи аспирантам в их собственных приготовлениях к возможному будущему членству».

Сам ПДЧ состоит из пяти разделов: политические и экономические вопросы, оборона и военные вопросы, вопросы ресурсов, вопросы безопасности и вопросы законодательства. «Каждой стране-кандидату будет предложено составить Годовую национальную программу по подготовке к возможному членству в будущем, установив цели и задачи для ее подготовки и содержащую конкретную информацию о предпринимаемых шагах, ответственных органах и, при необходимости, график работы по конкретным вопросам. Программа станет для Альянса основой для отслеживания прогресса кандидатов и предоставления обратной связи», – поясняется в ПДЧ.

Фото: EPA/UPG

То есть стране-аспиранту предлагается перечень мероприятий, из которых она выбирает те, которые считает необходимыми для подготовки к членству. К слову, в рамках ПДЧ страна-аспирант работает над выполнением Национальной годовой программы (НГП), которая уже есть у Киева.

***

Когда в декабре 2008 года министры иностранных дел НАТО одобрили решение о том, что Украина может начать выполнять собственную НГП, тогдашний министр иностранных дел Владимир Огрызко сказал журналистам, что Украина де-факто получила ПДЧ. «На этом этапе мы достигли такого результата, к которому стремились: де-факто мы получили План действий по подготовке Украины к членству в НАТО. Это – серьезный шаг вперед. Мы продвигаемся к членству и с 2009 года начинаем практическую интеграцию в НАТО. Главный итог: сегодня мы используем те инструменты, которые предусмотрены в документе, который называется ПДЧ. Не имеет значения, как вы называете машину, на которой приехали: это механизм, который везет нас в НАТО», – сказал он тогда.

Де-факто, Украина уже как двенадцать лет имеет (выполняет ли – это другой вопрос) то, чего она усиленно добивается сейчас – практическую составляющую ПДЧ.

Официальное же решение предоставить Киеву ПДЧ может быть принято в любом формате, будь то уровень министров иностранных дел, как это было в случае с Боснией и Герцеговиной, или же уровень послов, как это было в случае с Программой усиленных возможностей. Тогда тихо, без суеты и шума Украине предоставили такой статус. Пригласят Украину на саммит или нет, дадут ПДЧ или нет – не то, что на самом деле стоит и нужно обсуждать. Ключевой вопрос, на самом деле, только один, и о нем постоянно говорят Киеву союзники, в том числе и США: реформы, реформы, реформы.

Ирина СомерИрина Сомер, журналист

MIXADV

цікаве