Переименование УПЦ (МП). Почему закон Украины до сих пор не заработал?

Фото:

Довоенная фотография. Киев, Киево-Печерская лавра, 27 июля 2013 года. Московский патриарх Кирилл (слева), президент России Владимир Путин (второй слева), а напротив участники синода УПЦ (Московского патриархата), среди которых митрополит Онуфрий (второй справа)

Церковь Московского патриархата имеет прекрасную возможность продемонстрировать украинскому обществу, что она действительно выступает за мир, убедив Владимира Путина прекратить войну против Украины и освободить оккупированные и аннексированы территории. Тогда и отпадет необходимость такого ненавистного УПЦ (МП) процесса переименования.

Буквально через несколько дней после исторического Объединительного собора, в результате которого возникла автокефальная Православная церковь Украины (ПЦУ), Верховная Рада VIII созыва приняла Закон № 2662-VIII об изменении названия религиозных организаций, руководящий центр которых расположен в стране-агрессоре. И хотя в самом законе не названа церковь Московского патриархата, там сразу восприняли это в свой адрес.

Голова УПЦ (Московського патріархату) митрополит Онуфрій (Березовський) у своїй резиденції в Києво-Печерській лаврі. А на стіні – портрет Московського патріарха Кирила, глави Російської православної церкви. Київ, 4 січня 2017 року

Глава УПЦ (Московского патриархата) митрополит Онуфрий (Березовский) в своей резиденции в Киево-Печерской лавре. А на стене – портрет Московского патриарха Кирилла, главы Русской православной церкви. Киев, 4 января 2017 года

На эту тему: Московская церковь в Украине должна быть лишена Киево-Печерской лавры

Закон был принят 20 декабря 2018 года, вступил в силу 26 декабря того же года. На дворе конец марта 2021-го, но проблемы, которые призван решить этот закон, до сих пор актуальны, а сам закон на практике так и не заработал. Разбираемся, почему так произошло.

Московський патріарх Кирило (Гундяєв), ліворуч, і глава УПЦ (Московського патріархату) митрополит Онуфрій (Березовський). Москва, 1 лютого 2015 року

Московский патриарх Кирилл (Гундяев), слева, и глава УПЦ (Московского патриархата) митрополит Онуфрий (Березовский). Москва, 1 февраля 2015 года

Содержание закона

Сам закон не содержит конкретной привязки к какой-то из конфессий, однако вводит определенные принципы, по которым можно вычислить подчиненность религиозной организации в Украине российскому центру.

Более того, акцент делается не на России, как таковой, а именно на стране-агрессоре. Это свидетельствует о том, что закон не является дискриминационным по религиозному или этническому признаку, однако направлен на защиту национальной безопасности и противодействие агрессору.

В самом законе сформулировано три признака религиозной подчиненности.

Во-первых, если в уставе украинской организации есть упоминание о подчиненности иностранному центру.

Во-вторых, если в уставе иностранного религиозного центра есть упоминание о подчиненности организации в Украине.

В-третьих, если в уставе иностранного центра является упоминание, что представитель украинской организации входит в состав руководящего иностранного центра.

Если религиозная организация в Украине имеет хотя бы один из этих признаков, то она, согласно закону, должна изменить свое название. Украинская православная церковь (МП), которая заявляет о своем духовном единстве с Московским патриархатом, соответствует всем трем критериям. Если коротко, то по первому пункту – устав УПЦ, раздел I, пункт 5; по второму пункту – устав РПЦ, глава Х; по третьему пункту – устав РПЦ, глава V, пункты 1 и 4.

Зліва направо: російський президент Володимир Путін, міністр оборони Росії Сергій Шойгу і Московський патріарх Кирило. Петербург, 30 липня 2017 року

Слева направо: российский президент Владимир Путин, министр обороны России Сергей Шойгу и Московский патриарх Кирилл. Петербург, 30 июля 2017 года

Это если коротко, но если в соответствии с заключительными и переходными положениями закона, то Минкульт должен бил провести религиоведческую экспертизу и определить религиозные организации, подпадающие под действие закона. И в министерстве провели такую религиоведческую экспертизу. Основательный и очень объемный документ более чем в 800 страниц был опубликован 26 января 2019 года в официальном издании «Урядовий кур’єр». Там был полный перечень всех религиозных организаций, которые подпадают под действие закона с соответствующим номером ЕГРПОУ и адресом, а это – более 12 000 юридических лиц.

Согласно закону, именно с этого момента – официального опубликования – и должен был начаться процесс переименования. Религиозным центрам, то есть епархиям, монастырям и синодальным управлениям дали 4 месяца на переименование, а обычным общинам – 9 месяцев. То есть дедлайн переименования для центров был 26 мая, а для приходов – 26 октября 2019 года. В случае отказа выполнить закон, уставы этих организаций утрачивают силу. Однако это не произошло.

Судебные обжалования

Сначала Закон решила обжаловать в Конституционном суде Украины группа депутатов из тогдашнего «Оппозиционного блока». Они 18 января 2019 года подали конституционное представление, которое суд принял. Однако дважды переносил рассмотрение дела. Последний раз дедлайн установили на 19 апреля 2019 года – за два дня до второго тура выборов президента Украины. И когда уже было понятно, что власть сменится, решили просто не рассматривать это дело и не назначать следующих дат рассмотрения. С тех пор закон фактически «подвис» в Конституционном суде. «Подвис», но не был признан неконституционным. То есть, фактически он остался действующим, но над ним дамокловым мечом и дальше висит возможное решение КСУ.

Этого для блокирования действия закона было явно недостаточно, и УПЦ (МП) подала свой иск в суд. В КСУ они обращаться не могли, а потому пошли в печально известный Окружной административный суд г. Киева (ОАСК). Суть иска – признать приказ Минкульта о проведении религиоведческой экспертизы незаконным. И это при том, что Верховная Рада именно законом обязала Минкульт это сделать. Но в ОАСК в этом не заметили никакой логического противоречия и открыли производство и провернули следующую схему.

Під час обшуків НАБУ в Окружному адміністративному суді Києва (ОАСК), 26 липня 2019 року

Во время обысков НАБУ в Окружном административном суде Киева (ОАСК), 26 июля 2019 года

Для того, чтобы в процессе рассмотрения религиозные организации УПЦ (МП) не утратили правомочность (скажем, если бы рассмотрение дела затянулось и вышло за дедлайн перерегистрации), то для них 22 апреля было принято решение об обеспечении иска, которым ОАСК запретил совершать любые действия по регистрации религиозных центров УПЦ (МП) (всего 266 юридических лиц – епархии и монастыри).

На практике это означает полный запрет вносить в ЕГР любые изменения относительно этих религиозных центров. Фактически, это полная заморозка и блокировка процесса переименования. Сделано это было на время рассмотрения дела, которое явно тоже тормозится. Последний раз ОАСК собирался по этому делу, согласно данным Единого государственного реестра судебных решений, 20 мая 2019 года. Тогда от Минкульта требовали всевозможных деталей и мелочей вроде: предоставьте письмо, что вы получили из реестра уставы УПЦ (МП), которые вы анализировали; предоставьте доказательства, что вы получили заверенную копию устава РПЦ (а он явно брался из интернета, поскольку есть в открытом доступе), а как вы проверяли его подлинность; а кто входил в экспертный совет, а какие у них регалии; а предоставьте точную дату и время обращения в «Урядовий кур’єр» с просьбой обнародовать экспертизу и все такое.

Можно было бы еще попросить предоставить выписку по потреблению электроэнергии для установления количества часов, затраченных на проведение экспертизы. Хотя, кажется, и это ОАСК тоже хотел получить, когда требовал предоставить информацию «о дате, времени начала и дате, времени окончания религиоведческой экспертизы». Короче говоря, забюрократизировали этот процесс по полной.

Однако, по данным моих источников в Минкульте, все необходимые документы и свидетельства по делу министерство предоставило. После этого суд больше не собирался на заседание. И это понятно. Ведь пока идет разбирательство – закон не выполняется. Признать приказ Минкульта об экспертизе, который прописан законом, противоправным и незаконным – все равно что отменить силу тяготения. Поэтому единственный вариант – затягивать с рассмотрением. Тем более, что мораторий на перерегистрацию действует исключительно на время рассмотрения дела в ОАСК и никоим образом “не подвязан» под КСУ.

Я более чем уверен, что все участники этой схемы – ОАСК и УПЦ (МП) – это понимали. Как выяснили журналисты, скандально известный глава ОАСК судья Вовк через два дня, после того, как фактически приостановили действие закона о переименовании, ездил то ли отчитываться, то ли брать благословение у митрополита Онуфрия.

Голова Окружного адміністративного суду Києва (ОАСК) Павло Вовк

Председатель Окружного административного суда Киева (ОАСК) Павел Вовк

Но эти «волчьи услуги» все равно не решили вопрос комплексно, ведь в решении ОАСК речь не идет о приходах. А именно они составляют львиную долю религиозных организаций (более 10 000 юридических лиц). О приходах или забыли, или не нашли способа решить вопрос. Но все местные религиозные общины УПЦ (МП), которые не изменили названия, фактически утратили силу своих уставов. Они теперь не могут совершать никаких действий, пока не приведут документы в соответствие с Законом. Это означает, что они не могут заключать сделки, подписывать документы, открывать счета в банках и тому подобное. Даже если они, грубо говоря, будут должны коммунальщикам за электроэнергию и им ее отрежут, то заново подключить ее уже не получится. Однако это в теории, а на местах бывает совсем другое, и чиновники из местных ОГА могут целиком и полностью закрывать глаза на это.

Довоєнна фотографія. Акція протесту проти візиту до України голови Російської православної церкви, патріарха Московського Кирила. Почаїв, 5 серпня 2009 року

Довоенная фотография. Акция протеста против визита в Украину главы Русской православной церкви, патриарха Московского Кирилла. Почаев, 5 августа 2009 года

Что делать?

Что же делать, чтобы закон наконец заработал? Ну, во-первых, следует понимать, что закон уже действует в отношении местных общин, его никто не отменял, не блокировал, не обжаловал. Действует, но не факт, что выполняется. И ответственность за его выполнение исключительно на чиновниках из региональных ОГА.

Во-вторых,следует разделить дела в КСУ и ОАСК. Волокита в первом ни на что не влияет, ведь она не отменяет действие закона. Поэтому то, что в КСУ «висит» это дело, большой роли не играет. А вот затягивание в ОАСК как раз наоборот – держит на паузе исполнение закона. Фактически сейчас именно Окружной админсуд Киева блокирует закон о переименовании церкви. Более того, даже если сама УПЦ (МП) захочет изменить название, или, к примеру, назначить в какой-то из монастырей нового наместника, то сделать она это не сможет, поскольку ОАСК запретил любые изменения в реестр. И здесь фактически они сами себя переиграли, потому что рано или поздно наступит необходимость внесения изменений, а вот возможности уже не будет, и это заблокирует юридическую правомочность монастыря как юрлица. Во времена пандемии, когда летальные случаи происходят довольно часто, это еще более актуально.

На эту тему: Как Московский патриархат работает против Украины на внешней арене?

Ну и напоследок. Ключ к глобальному решению вопроса о переименовании в руках именно УПЦ (МП). Дело в том, что в законе переименоваться должны те церкви, чей центр находится в стране-агрессоре, там нет привязки к России или Москве как таковой. Итак, когда Кремль прекратит гибридную войну против Украины, тогда и сама эта норма перестанет быть в силе. Церковь Московского патриархата имеет прекрасную возможность продемонстрировать украинскому обществу, что она действительно выступает за мир, убедив Владимира Путина прекратить войну против Украины и освободить оккупированные и аннексированы территории. Тогда и отпадет необходимость такого ненавистного УПЦ (МП) процесса переименования.

Довоєнна фотографія. Київ, 27 липня 2013 року. Намісник Києво-Печерської лаври митрополит УПЦ (Московського патріархату) Павло (Лебідь), нагороджений державною нагородою Росії, і російський президент Володимир Путін (праворуч) перед початком зустрічі з членами синоду УПЦ (Московського патріархату)

Довоенная фотография. Киев, 27 июля 2013 года. Наместник Киево-Печерской лавры митрополит УПЦ (Московского патриархата) Павел (Лебедь), награжден государственной наградой России, и российский президент Владимир Путин (справа) перед началом встречи с членами синода УПЦ (Московского патриархата)

Дмитрий Горевой, религиовед;  опубликовано в издании  Радио Свобода

MIXADV

цікаве