Есть ли у Путина план?

Історія острову Зміїний на якому немає змій

03/07/2022 AA 0

“Русский воєнний корабль, іди нах*й!” – фраза, промовлена українським прикордонником з чорноморського острова Зміїний, стала легендарною з першого дня повномасштабного російського нападу на Україну. Атака […]

Однажды окурок из Питера

Возглавил парад победителей

Все носили на нем чемоданы с г…ном

По приказу окурка из Питера

Было бы неверным недооценивать и лично Путина, и, тем более, Путина-коллективного. В охватившем Россию безумии есть, без сомнения, своя, вполне последовательная, хотя и порочная логика. Логика эта носит двоякий характер: с одной стороны, она может и не осознаваться в полной мере теми, кто определяет сегодня российскую политику (очень похоже, что так оно и есть), с другой, несомненно, присутствует, притом, присутствует вполне традиционно. Она восходит к очень старому, и очень русскому, лозунгу «мы наш, мы новый мир построим», возникшему задолго до большевиков — впрочем, большевики вообще ни придумали ничего своего, а лишь воровали чужие идеи.

Настоящий, очищенный от пафоса, смысл этого лозунга весьма прост. Если Россию за мелкое воровство и гопничество не пускают в приличное общество развитых стран глобального центра, который, как ни крути, на весь мир только один, то она в ответ организует свой клуб дефективных и недоразвитых стран, который будет глобальному центру последовательно противостоять. Создав его, она назовет это «вторым полюсом силы» и заявит о биполярности мира. Один раз этот маневр ей почти удался, а при следующей попытке вполне прокатил. Но сейчас времена изменились, и в новую эпоху, в присутствии Китая, объявлять себя «вторым полюсом мира», противостоящим Западу, было бы совсем уж неубедительно. Ну, что ж, ладно, пусть тогда будет Стамбул-город контрастов «многополярный мир».

Вместе с тем, присутствие Китая увеличивает и шансы на относительно долговременный успех этой затеи. В прошлую попытку, послевоенный СССР, собравший вокруг себя все мировые отбросы, все самое косное, криминальное и агрессивное, что только нашлось в мире, надорвался, не выдержав экономически противостояния полюс-на-полюс. Зато в присутствии Китая в его нынешнем виде Москва может попытаться сконструировать ситуацию, когда Западу будет проще отдать отношения с московским полюсом, или, если угодно, флюсом, на откуп Пекину, поручив ему роль надсмотрщика над колонией убогих и нищих.

Расчет здесь сделан, с одной стороны, на шантаж прямым военным конфликтом, который оказывается действенным инструментом в отношении развитых и демократических стран, где цена жизни своих граждан очень высока. С другой, на то, что, выставив между собой и Западом китайскую прокладку, Россия, и прочие недоразвитые страны смогут относительно надежно защитить себя от западных либеральных влияний. С третьей, что Пекин, не заинтересованный в роли «второго полюса» и претендующий в стратегической перспективе на слияние с глобальным центром на своих, или, по меньшей мере, на частично своих условиях, сможет договориться о таком временном разделе мира с Вашингтоном и Лондоном. В принципе, это соотносится и с позицией самого Китая который давно уже делает серьезную заявку на лидерство в мире «менее развитых», не входящих в первый-второй технологический ряд стран, и на посредничество между ними и «первым», постиндустриальным миром.

Такое соглашение (как оно может быть оформлено — отдельный вопрос) действительно способно стать компромиссной площадкой на 20-30, возможно даже и на 50 лет для выхода из нынешнего противостояния Пекина и Вашингтона. Противостояния, возникшего не по чьей-то злой воле, и не на пустом месте, а по объективным причинам. В частности, и в плане тактическом оно одновременно может стать и выходом из крайне неудобного для всего мира, а для Запада — в особенности, украинского кризиса. К слову, многое говорит о том, что и сам этот кризис был сконструирован в расчете на такой компромисс, в качестве запасного плана, если война затянется, а прогнуть Запад напрямую не удастся. Об этом же говорит и грядущий глобальный продовольственный кризис, в определенной степени сконструированный Москвой.

Что последует за этим — вопрос второй. Тут впору вернуться к реплике Токаева о том, что по сравнению с нынешними 193 странами 500–600 стран — это излишне много, и чревато хаосом. Но, если разобраться, то из 193 формально независимых страны, из которых, по меньшей мере, половина — несомненные failed state, тоже избыточно много. Большая часть этих государств неизбежно будет демонтирована и передана в прямое ведение ТНК, как некогда было передано в прямое ведение Леопольда II как частного лица Бельгийское Конго. Но на век Путина и его окружения, даже самой молодой его части, такой компромиссной площадки, конечно, хватило бы, а там можно и приспособиться к новым временам.

В принципе, такой план в ближне-средней перспективе явно играет на усиление позиций Китая, так что недаром Пекин довольно благосклонно относится к Москве, несмотря на свое презрение к кремлевской клептократической верхушке. Но Китаю нужен именно компромисс с Западом, и совершенно не нужна ссора с ним из-за поддержки России, пусть даже косвенной и тайной. Кроме того, Пекин обязательно включит в компромиссный пакет и тайваньский вопрос — и ситуация для этого включения тоже еще должна созреть.

Однако в таком плане есть несколько существенных «но». Прежде всего, не вполне понятно, чей это, собственно, план. Если говорить о России, то лозунг и невнятная идея, конечно, налицо — но это не план. Плана организованного ухода «под Китай», именно плана, а не разрозненных набросков, в Москве, судя по всему, не было, и нет. Есть только тактические, ситуативные шаги, которые в сумме складываются в такой план — но плана, как такового, нет, тем более, плана, согласованного с Пекином. В то же время в Пекине, несомненно, уже есть план получения протектората над Россией с согласия Запада, пусть даже и неохотного. Этот протекторат, в перспективе может быть использован и для выстраивания лучших, чем сегодня, отношений с Западом — но Россия, а также ситуация в украино-российской войне еще не настолько глубоко зашли в тупик, чтобы разыграть такую комбинацию. И, потому, в Пекине спокойно выжидают. Дракон умеет ждать, и может себе позволить ждать очень долго. Украино-российский кризис хотя и приносит Китаю ряд неудобств, но все же затрагивает его в наименьшей степени, чем кого бы то ни было еще в современном мире.

Но в этом плане, при взгляде на него со стороны Китая, есть важный нюанс. Надежный протекторат над РФ Пекин сможет получить только тогда, когда Россия будет по-настоящему ослаблена, потеряет часть территорий, и сама кинется к Пекину в поисках покровительства и спасения. Вместе с тем, одновременно с глубоким кризисом России, Китаю в этой комбинации нужен и Запад, по максимуму уставший от войны, санкций и сопутствующих им экономических неурядиц. С полуразрушенной Украиной на восточной границе, которую Западу придется восстанавливать хотя бы для того, чтобы не допустить выплескивания российского, а, точнее, уже построссийского хаоса в Европу. Именно в этот момент Китай и сможет выторговать для себя наилучшие, во всех смыслах, условия.

Украина и украинцы, в рамках этой логики, заплатят страшную цену, но все же получат шанс на выживание, и как независимое государство, и как нация. Насколько эти понятия сохранят смысл в грядущем посткапиталистическом мире, вопрос отдельный. Но при счастливом для нас стечении обстоятельств, украинский народ сможет сохранить и то, и другое в рамках возможного в принципе. А вот россиянам в наследство от нынешних времен достанутся только чемоданчики с экскрементами Путина. Возможно, в одном из них обнаружится и сам Путин, разделивший судьбу гофмановского крошки Цахеса.

И дело тут вовсе не в Путине — старом, больном, и изрядно выжившем из ума клептократе. «Безумным стариком из Евразии» стала сегодня вся Россия, подобно тому, как Османская Империя, одряхлев, превратилась в «больного человека Европы». Тогда для лечения этого больного потребовались военный разгром, урезание по периметру, и Кемаль Ататюрк, создавший на руинах Порты новую нацию. Общий результат, надо признать, вышел очень неплохим, хотя лечение и оказалось трудным и долгим.

Можно ли вылечить таким образом Россию? Ее разгром, пусть и не прямо военный, а, скорее, военно-экономический, дело, возможно, и не скорое, но уже решенное. И никакой «ядерный чемоданчик» Кремлю тут не поможет, даже если его в нужный момент сумеют отыскать среди других, похожих внешне чемоданчиков, но с немного иным содержимым. Желающих урезать РФ, заслужившую ненависть всех, без единого исключения, соседей, хотя некоторые из них и стараются пока не демонстрировать это слишком явно, тоже будет достаточно. А вот появление «русского Ататюрка» едва ли возможно. И, даже если он и явится, ему будет не на кого опереться. Гнилой русский социум уже сегодня расползается в труху, а пропагандисты поющие с телеэкрана о небывалых успехах России, разлетятся кто куда, как только им перестанут платить.

Жил-был карлик с мечтой о величии

Он трудился во имя отличия

Воровал, убивал, миллионам солгал

Но окончил лишь с плешью в наличии.

Эксклюзив

«Ильченко»

Сергей Ильченко, для Newssky

MIXADV

цікаве