Зачем Путин из комы отправился на Петербургский форум

Історія острову Зміїний на якому немає змій

03/07/2022 AA 0

“Русский воєнний корабль, іди нах*й!” – фраза, промовлена українським прикордонником з чорноморського острова Зміїний, стала легендарною з першого дня повномасштабного російського нападу на Україну. Атака […]

MOSCOW, RUSSIA - FEBRUARY 26: (RUSSIA OUT) Russian President Vladimir Putin gestures during the meeting of Commission for Changing Constitution at the Kremlin in Moscow, Russia, February,26,2020. (Photo by Mikhail Svetlov/Getty Images)

Кремль намерен воевать в Украине и дальше, не считаясь с потерями. Но Россия ни при чем. Причем в глобальном масштабе, пишет редактор отдела международной политики «ДС» Алексей Кафтан.

Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума

Кома, в которую Владимира Путина погрузили неизвестные источники украинских СМИ, оказалась слишком неглубокой, чтобы удержать его от участия в Петербургском экономическом форуме. Оно и понятно. Во-первых, форум — юбилейный, 25-й. Во-вторых, ввиду отмены очередной «Прямой линии» возникла острая необходимость в сеансе коллективного гипноза податного населения с установкой на добро и веру в светлое будущее. В-третьих, иных площадок для возвещения urbi et orbi, что врагу не сдается гордый «Варяг» российской экономики, в распоряжении Кремля просто не осталось. В общем, пришлось в срочном порядке воскресать.

Впрочем, можно было особо не стараться. Потому что за четыре часа принципиально нового Владимир Владимирович не сказал ровным счетом ничего. Более того, он настолько строго следовал сформированному кремлевской пропагандой канону, что присутствие главы Russia Today Маргариты Симоньян на одной с ним сцене вызывает вопросы. Может быть, неизвестные источники украинских СМИ не разобрались? Может быть, Путин не в кому впадал, а синхронизовал свой мозг с мозгами Киселева, Соловьева и Скабеевой по секретным сколковским технологиям? А Симоньян на самом деле была не модератором-интервьюером, а контролером качества синхронизации? Тогда, пожалуй, понятно то изумление, которое проявлялось на ее лице всякий раз, когда голос подавал последний участник дискуссии — президент Казахстана Касым-Жолмат Токаев. Ибо говорил он такое, что сразу становилось ясно: он не только не принимал участия в сенсационном опыте, но даже не был взят в заложники, а потому полностью сохранил трезвость мышления. Однако истинное его положение выдавало окаменевшее выражение безучастности на лице, с которым Токаев провел большую часть встречи. И выражение это означало одно: способа не оказаться на одном подиуме с этими двумя у Касым-Жомарта Кемелевича попросту не было. Впрочем, скилы «смирение» и «невозмутимость» он прокачал виртуозно — и был с лихвой вознагражден за старание.

Правда, прежде чем это произошло, Владимир Владимирович успел весьма красноречиво выставить Россию самой беспомощной и альтруистичной страной в мире. Она была бы рада и дальше субсидировать экономику Европы, но та сама отрезала себе энергоресурсы. Она бы и хотела поддерживать с Западом экономические отношения — но тот в силу собственного высокомерия гробит свою экономику. Она готова экспортировать 50 млн тонн пшеницы, а это вам не каких-то 5-6 млн тонн, которые Украина вывозить настолько не хочет, что заминировала свои порты. Но высокомерный и агрессивный Запад не дает накормить голодающих — и вообще прессует нещадно даже свои компании, желающие дружить с Россией. А всем заправляют США, возомнившие себя посланником бога на Земле — но они все равно имеют большое будущее и достойны уважения. А ЕС — недостоин, потому что утратил политический суверенитет. А Россия — не утратила. Она сама себе сюзерен. И потому санкции против нее не действуют. Вот против ЕС действуют, а против России — нет. Санкции провалились. Россия себе все импортозаместит, потому что рассчитывает на свои силы. А что не заместит — то ей привезут другие, потому что она не строит автаркию — это бессмысленно и не нужно. А нужно в себя инвестировать — и потому Россия инвестировала в Казахстан $7 млрд. Это, конечно, не $20 китайских, но тоже солидно. И суверенитет демонстрируют вполне убедительно. А Запад ведет колониальную политику. А Россия — не ведет. Она помогает. Вот ущемленным за язык на Донбассе помогает (здесь камера выхватила из зала самого ущемленного — Дениса Пушилина). Украинцы, кстати, сами на себя напали, а до того организовали переворот и свергли Януковича, чтобы спрятать бабки на Западе. А взялись они невесть откуда на исконно русских землях, которые им отдал Ленин, и на исконно польских, которые отжал Сталин. Но если бы они дружили с Россией, а не угрожали ей натовскими базами, то был бы мир, и Африка бы не голодала. А так и мира нет, и Африка голодает, и вступление в ЕС Украину не спасет, потому что она тоже голодает и ничего своего не имеет. А и имела бы, так все сюзерены отожмут, потому что они суверены.

В общем, эти бредни можно пересказывать бесконечно. Но особого смысла в том нет. Гораздо полезнее, пожалуй, будет выделить из потока ключевые и действительно важные месседжи.

1. В информационное поле вброшена новая форма старого тезиса. Санкционный блицкриг провалился. Мол, Запад хотел быстро задушить Россию экономически, но не вышло. Таким образом из публичной сферы выдавливается главная характеристика санкций как медленного разрушения экономического потенциала.

2. Параллельно с набившей оскомину констатацией смерти однополярного мира продвигается нарратив о том, что новый мировой порядок будут определять «сильные суверенные государства», причем этот суверенитет толкуется чрезвычайно вольно — от способности к самостоятельным научным исследованиям до экономической самодостаточности (при парадоксальном отрицании автаркии). Остальные, дескать, — колонии. При этом подчеркнутое пренебрежение многосторонними форматами соглашений, противоречащими примату госсуверенитета, — это явная заявка на место вождя консервативных антиглобалистских сил. Кстати, такая позиция позволяет объяснять и нежелание Китая поддерживать Россию, несмотря на декларируемо дружеские отношения.

3. Тезис о незначительности украинского экспорта для мировой продовольственной безопасности, соседствующий с заявлением о готовности России обеспечить нужды Африки и Ближнего Востока (здесь очень кстати пришлось виртуальное протокольное выступление президента Египта Абделя Ас-Сиси), — это не только контраргумент на заявления Киева. Это также и «иду на вы», адресованное Западу. Очередной пример использования критически важных ресурсов в качестве геополитического оружия. Причем ситуацию усугубляет то, что санкционировать экспорт продовольствия, в отличие от энергоресурсов, Запад не сможет.

4. В условиях санкции Кремль пытается поддержать экономику, снижая фискальное и юридическое давление на малый и средний бизнес. В частности, это касается фактической налоговой амнистии, пересмотра наказаний за экономические преступления, снижения числа проверок. Также был дан вполне осязаемый намек на необязательность лицензирования бизнеса иностранными контрагентами. Иными словами, это все тот же НЭП в новой обертке — с относительной свободой предпринимательства и безотносительной свободой контрафакта и интеллектуального пиратства.

5. Путин признал, что импортозамещение силами российских производителей имеет свои пределы — и заявил об открытости к сотрудничеству. Проще говоря, Россия объявила конкурс на услуги партнеров и посредников в импорте подсанкционной продукции — включая, очевидно, высокотехнологичную. Обещание программ опережающего строительства инфраструктуры при этом имело двоякую направленность: помимо картинки радужных перспектив для внутренней аудитории оно, очевидно, имело целью привлечь иностранных инвесторов из числа «по-настоящему суверенных» — то есть, не опасающихся западных санкций государств.

6. В то же время, критика вторичных санкций, направленных против режимов, компаний и лиц, помогающих России уклоняться от санкционного давления, указывает на эффективность этой практики.

7. Кремль намерен воевать в Украине и дальше, не считаясь с потерями. Фактически он все больше зеркалит украинские нарративы об экзистенциальном характере войны. При этом Косово используется как прецедент, легитимирующий создание ЛДНР.

Тут, кстати, президент Казахстана вполне отыгрался за необходимость выслушивать сказки о том, как гиперзвуковые ракеты бороздят просторы большой экономики. Он прямо заявил, что в условиях противоречия основополагающих принципов нерушимости границ и права наций на самоопределение Казахстан предпочитает придерживаться первого. И не станет признавать не только «квазигосударственные образования в Донецке и Луганске», но и Абхазию с Южной Осетией. Этот удар, а также тактичное, но жесткое требование поумерить риторику в отношении целостности Казахстана четко продемонстрировали, что если он и является чьей-то колонией в путинской системе координат, то точно не российской.

Еще один удар России нанес председатель КНР Си Цзинпин, выступивший на форуме онлайн. Его заявление о необходимости сообща противостоять глобальным вызовам и содействовать процессу экономической глобализации явно диссонировало с путинской деглобализационной повесткой. Впрочем, Китай не был бы Китаем, обойдись он без хитрости. Си упомянул древнюю китайскую мудрость, согласно которой кризис означает и опасность, и возможность. Сама по себе такая трактовка не вполне точна: слово это состоит из двух иероглифов, первый из которых сам по себе трактуется как «опасность», но второй, многозначный, сам по себе означает скорее «точку перемен». Но именно такая версия имеет коннотацию с президентом США Джону Кеннеди, который ее озвучил. Токаев, профессиональный синаист, подхватил игру. Но она, увы, оказалась слишком сложна для суверенного диктатора, который значительную часть эфирного времени был погружен в изучение состояния своих ногтей. Очевидно, вспоминал обиженного украинскими националистами Пушкина, думая о красе и мня себя дельным человеком.

MIXADV

цікаве