Белорусский кинжал. Юрий Фёдоров – о военном сценарии

Анексія минулого. Як фашистська Росія оголосила історичній правді “Велику Вітчизняну” війну

20/09/2020 admin 0

У Східній Європі створюють інститути Національної пам’яті, прагнучи відмити свою історію від тотальної соцтабірної брехні. А в Росії для її захисту сформували новий каральний орган […]


Политологи и журналисты обсуждают различные сценарии дальнейшего развития событий в Беларуси. Одни из них выглядят вполне правдоподобно, другие не очень. Многим экспертам кажется ясным лишь одно: Кремль намерен воспользоваться политическим кризисом в соседней стране, чтобы её аннексировать. Вопросы, на которые сегодня ищут ответы в российском руководстве: какими темпами и какими методами добиваться этой цели, имеющей для Москвы первостепенное стратегическое значение.

Для пребывающего в “иной реальности” Владимира Путина аншлюс Беларуси представляет собой, в первую очередь, реальный шаг к возрождению великой империи. Его советники по внутриполитическим делам, далекие от историософских фантазий своего шефа, размышляют, можно ли готовящееся присоединение, которое одобряют около 40 процентов россиян, использовать для повышения падающего рейтинга президента. Но самыми горячими адвокатами и настойчивыми сторонниками аншлюса являются российские военные: Беларусь занимает исключительно важное стратегическое положение в зоне потенциального военного столкновения России с НАТО и вполне реальной российской агрессии против Украины.

“Соседние с Белоруссией страны – Украина, Польша, страны Балтии – очень опасаются военного союза наших государств. В случае военного конфликта, Белоруссия – это кинжал, направленный в сердце НАТО”, – с полным на то основанием писал минский военный аналитик Александр Алесин. С этим радостно соглашаются и в Кремле, и в российском Генеральном штабе. Не случайно, поздравляя 10 августа Александра Лукашенко с победой (которой, как мы видим, не было), Путин особо упомянул, что рассчитывает на “дальнейшее развитие” военно-политических связей.

И это понятно: перебазирование на лезвие “кинжала, направленного в сердце НАТО” нескольких российских авиационных полков, ударных мотострелковых и танковых бригад резко меняет в пользу Москвы военно-политическую ситуацию у южных берегов Балтийского моря. Российские войска разместятся вдоль восточной границы Польши и южной границы Литвы, вдоль всей северной границы Украины, выйдут на южный фланг Сувалкского коридора – стокилометровой полосы, протянувшейся вдоль польско-литовской границы и соединяющей территорию Беларуси и Калининградский эксклав.

После 2014 года в западных столицах стали осознавать, что российская агрессия против государств Балтии – не мрачные фантазии авторов политических триллеров и публицистов, не способных пересмотреть догмы времен холодной войны, а вполне реальная перспектива. Сценарии этой агрессии описаны в тысячах статей и солидных аналитических материалах. Выводы их сводятся к нескольким основным моментам.

Лукашенко, по всей видимости, всё же готов превратить страну в “кинжал”

Как только и если в Кремле будет принято соответствующее решение, соединения российских ВДВ, 6-й армии Западного военного округа и 11-го армейского корпуса, дислоцированного в Калининградском эксклаве, попытаются оккупировать государства Балтии, прорвать польскую оборону в районе Сувалок и продвинуться вглубь территории Польши. И тогда НАТО окажется перед сложнейшим выбором: либо начать “большую войну” с Россией с высоким риском её перерастания в ядерный конфликт, либо смириться с поражением и, по сути дела, совершить политическое самоубийство. Путин и его генералы уверены в том, что лидеры западных государств выберут второй вариант. Популярный лозунг европейских борцов за мир второй половины ХХ века Better red than dead (“Лучше быть красным, чем мёртвым”), считают в Кремле, слишком глубоко въелся в политическое мышление Запада.

Оправданы такого рода расчеты или нет, заранее сказать невозможно. Но с военной точки зрения успех или провал этой авантюры определяется тем, успеют ли российские войска прорваться на польскую территорию до того, как НАТО развернёт силы, подготовленные для отражения агрессии, и примет другие военные и политические меры, способные остановить кремлёвских геополитиков. А это, в свою очередь, зависит и от позиции Минска. Если к соединениям Западного военного округа, двигающимся к польской границе через Латвию и Литву, присоединятся белорусские войска, действующие в районе Сувалкского коридора и наступающие по линии Брест – Варшава, то победа Москве почти гарантирована. Но если Беларусь сохранит военный нейтралитет, ограничившись защитой собственных границ, российская авантюра, скорее всего, захлебнется.

К большому разочарованию российских стратегов, на протяжении всего ХХI века военное сотрудничество России и Беларуси было весьма ограниченным. Белорусские офицеры учились в России, белорусский ВПК производил для российской армии разнообразные вооружения, время от времени проводились совместные учения, а министры обороны двух стран и многозвёздные генералы любили рассуждать об угрозе с Запада, вспоминать славное боевое прошлое и дарить друг другу соответствующие сувениры. Однако в Минске крайне сдержанно относились к перспективе оказаться вовлеченными в войну с НАТО, развязанную российскими братьями по оружию. В частности, категорически возражали против создания даже одной российской авиабазы на белорусской территории.

Превратиться в театр военных действий, да еще с применением ядерного оружия, никому в Беларуси не хочется. У Москвы, однако, иная логика: если война с Североатлантическим альянсом неизбежна, то лучше бы её ограничить территорией государств Балтии, Беларусью и Польшей. Именно поэтому незадолго до белорусских президентских выборов близкий к российскому генералитету журналист Михаил Ходарёнок с нескрываемым раздражением писал, что “коренной вопрос” о командовании в “коалиционной группировке войск (сил) России и Белоруссии не решен (да и коалиционная группировка как таковая на данном этапе не существует), общего главнокомандующего нет, единого командного пункта и системы связи нет, о каких либо приданных и поддерживающих войсках вообще не имеет смысла вести речь”. Даже в рамках Объединенной системы ПВО, сетовал российский журналист, так и не удалось прийти к чему-либо, кроме взаимного обмена информацией о воздушной обстановке.

Много лет Лукашенко и, надо полагать, значительное большинство белорусского истеблишмента прекрасно понимали опасность превращения страны в российский военный плацдарм, направленный против НАТО. Да и на Западе видели в Лукашенко деятеля, обеспечивающего фактический нейтралитет Беларуси в случае конфликта в южной Балтии. Поэтому, в частности, там смотрели сквозь пальцы на преследования его режимом инакомыслящих, убийства политических противников и другие преступления. Сегодня ситуация меняется. Пытаясь любыми средствами сохранить власть, Лукашенко, по всей видимости, всё же готов превратить страну в “кинжал”. Правда, будучи по образованию учителем истории, её уроки Лукашенко не склонен принимать всерьез. А зря. 40 лет тому назад афганский диктатор Хафизулла Амин 13 раз просил Москву прислать войска, поскольку ситуация в стране всё больше выходила из-под контроля. В конце концов его просьбу удовлетворили. Правда, накануне ввода войск советские друзья Амина сначала отравили, а потом застрелили. В Москве ему не слишком доверяли и решили подстраховаться, на всякий случай.

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

MIXADV

цікаве