У власти – шоумены. Почему украинским политикам не страшны скандалы

Фото: Getty Images

В последние недели украинский политикум один за одним сотрясают скандалы, вызванные заявлениями депутатов от правящей партии – от “корабельной сосны” в исполнении Александра Корниенко до “детей низкого качества” Галины Третьяковой.

 

В издании Фокус разбирались, почему украинские политики не дорожат собственной репутацией и позволяют себе откровенно маргинальные высказывания.

“Испачканное имя в реке не отстираешь”, — иронизировал английский писатель Эрик Артур Блэр, более известный как Джордж Оруэлл. Дело было сразу после Второй мировой, говорил он о членах Палаты лордов, которые в самом начале войны высказывались в пользу соглашения с Гитлером. После писатель уточнил, что эта поговорка на самом деле описывает последствия любого недопустимого высказывания публичного человека, вне зависимости от исторического периода.

На эту тему: Что с ними случилось? Они скурвились

До сих пор с Оруэллом никто не спорил, однако события, разворачивающиеся в последнее время в украинском медиапространстве, заставляют усомниться в справедливости его утверждений. Отечественные политики нового поколения то и дело позволяют себе откровенно скандальные заявления. Обычно за этим следует волна осуждения в социальных сетях, но она довольно быстро сходит на нет и не влечет за собой никаких ощутимых последствий. Человек, вызвавший возмущение, как правило, остается при должности, от него не отворачиваются однопартийцы, в суд на таких в Украине подают редко, и опытные юристы по гражданским делам считают подобные иски не особенно перспективными.

Пожалуй, самый свежий пример — резонансная речь главы парламентского Комитета по вопросам социальной политики и защиты прав ветеранов Галины Третьяковой, произнесенная во время онлайн-конференции. Глава комитета заговорила о том, что неимущие семьи заводят детей исключительно ради получения финансовой помощи от государства. Само по себе это утверждение более чем спорно и звучит не вполне этично хотя бы потому, что касается мотивов планирования семьи множества жителей Украины, с большинством из которых Третьякова даже не знакома. Однако триггером, спровоцировавшим шквал негодования, стало не вольное допущение относительно чужой частной жизни, а очень странные формулировки и аргументация.

Слова-воробьи

Глава комитета произнесла дословно следующее: “Когда предоставляемые деньги, которые используются семьёй, и рождение ребёнка происходит не для того, чтобы предоставить ему равные права, образование, а чтобы получить материальную помощь, то получим, скажу жёстко, детей очень низкого качества, которые приводят к тому, что они тоже садятся на общественные деньги”. Далее в том же монологе Галина Третьякова рассказала о том, как в Сингапуре Ли Куан Ю якобы вынес решение “стерилизовать женщин без высшего образования”.

“Уничижительные высказывания о неимущих, не достигших определённого социального статуса или не получивших образования, — одно из типичных проявлений заниженной самооценки»

Лукас Миколак

Справедливости ради отметим, что описанную меру нардеп назвала садистской, да и вполне вероятно, что, говоря об украинских семьях, она хотела только посетовать на не самое разумное использование дотационных средств в семейных бюджетах, невысокий уровень финансовой грамотности и некоторые недостатки в воспитании. Однако формулировка “дети очень низкого качества” не могла не вызвать бурной негативной реакции.

Фрагмент видео с заявлением Третьяковой до сих пор гуляет по Сети, собирая возмущенные комментарии. Федерация профсоюзов Украины обратилась к спикеру Верховной Рады с требованием освободить Галину Третьякову от обязанностей главы комитета социальной политики. Несколько общественных организаций объявили о том, что готовят акции протеста с требованиями публичных извинений и смещения Третьяковой. Правильным такое наказание считает и Владимир Зеленский, если верить сообщениям СМИ со ссылкой на анонимный источник в Офисе президента. Однако по факту глава комитета остается на своей должности и не похоже, чтобы кто-то всерьез намеревался изменить существующее положение вещей.

Болезненные темы

“К сожалению, снижение стандартов социальной ответственности в публичных высказываниях политиков — мировой тренд последних лет, — отмечает Лукас Миколак, профессор социальной психологии из Калифорнийского университета в Беркли. — Это оборотная сторона общей либерализации паттернов общения, вызванной развитием социальных сетей.

Сейчас люди запросто общаются между собой, пользуясь речевыми конструкциями, которые шокировали бы наших бабушек. Что раньше считалось оскорбительным, стало новой нормой сначала в неформальном общении, затем — в деловом. Стоит ли удивляться тому, что постепенно тенденция либерализации добралась и до политической жизни”. Распространению этого тренда немало поспособствовал нынешний президент США Дональд Трамп: до него ни один глава государства не позволял себе такого количества провокационных высказываний, прогнозируемо вызывающих обвинения в сексизме, расизме и других видах дискриминации.

Новичок. Будучи неопытным политиком, Дональд Трамп совершал характерные для новичков ошибки, высказываясь слишком скандально (фото: Getty Images)

“Впрочем, даже из его уст самые жесткие высказывания звучали во время предвыборной кампании и в первые месяцы после избрания, — говорит профессор Миколак. — Очевидно, что вжившись в роль президента большой страны, обладающей определённым влиянием на международной арене, он научился высказываться осторожнее. Уместно говорить о различиях между политиками старой школы и “новым поколением”. Первые произносят гладкие выхолощенные речи, взвешивая каждое слово, вторые к этому не привыкли, их слова звучат более искренне, содержат более яркую эмоциональную окраску, но в них не сглажены острые углы, и они в девяти случаях из десяти вызывают чью-то негативную реакцию.

Трампа нельзя назвать молодым человеком, но в политике он недавно, потому в начале президентского срока и совершал оплошности, характерные для новичков”. По словам профессора Миколака, несмотря на глобальное снижение стандартов, в общественном сознании всё ещё сохраняются четыре «неприкосновенные зоны» — четыре темы, затрагивая которые, нужно высказываться максимально осторожно, потому что любая вольность вызовет скандал и, скорее всего, погубит репутацию политика, даже если раньше он был объектом всенародной любви.

Вот эти болезненные темы:

  • смерть, трагические события и насилие;
  • голод, лишения;
  • равенство прав;
  • забота о детях, стариках, больных и неимущих.

Профессор убежден, что неэтичная реплика по любой из этих тем означает политическую смерть. Вероятно, так есть в США и странах Западной Европы. Однако в Украине публичные люди, в том числе парламентарии и чиновники, периодически позволяют себе более чем вольные высказывания на эти темы и ничем за это не расплачиваются.

Украинская специфика

Психолог Дмитрий Попов утверждает, что украинским элитам попросту не страшны репутационные риски. На то есть несколько причин. Одна из них заключается в том, что в нашей стране при принятии кадровых решений в политической плоскости репутация значит гораздо меньше, чем лояльность по отношению к первым лицам. И вообще нет четких общепризнанных критериев политической репутации. Другая причина в том, что никто, по сути, не несет ответственности ни за невыполненные обещания, ни за явные нарушения этических норм. Возникает ощущение безнаказанности.

“Первый же удовлетворенный иск на несколько сотен тысяч долларов быстро поставил бы все на свои места, но в условиях коррумпированной судебной системы это вряд ли возможно, — подчёркивает Попов. — Зачастую сильным мира сего удаётся избежать ответственности даже за уголовные преступления. Да и сам электорат инфантилен и ленив: люди не хотят понимать, кого приводят к власти, предпочитают вообще не интересоваться политикой, и очень зря”.

Политтехнолог Екатерина Одарченко акцентирует внимание на том, что в Европе и США избиратели всегда четко понимают, за что выступает партия, которую они поддерживают. Причем идеологические моменты тесно связаны с экономическими. К примеру, в США выступать за демократов — означает поддерживать идею обязательного бесплатного медицинского страхования и усиления социальных гарантий для неимущих. Голосовать за республиканцев — значит одобрять систему, в которой медстраховку получают работающие люди, делающие соответствующие отчисления с заработной платы.

Образ партийца, его действия и, конечно, содержание публичных выступлений соотносятся с общей позицией партии. “В Украине такой ясности пока нет, и политическую силу воспринимают сквозь призму имиджа её лидера, — говорит политтехнолог. — Кроме того, очень многие воспринимают политические события отстранённо, не понимая, что происходящее повлияет на их жизнь. Если в Германии каждый третий совершеннолетний гражданин страны участвует в какой-то политической организации, то у нас этот показатель колеблется от 3% до 10%”.

Зрители политического театра

Елена Рыхальская, кандидат психологических наук и психотерапевт, работавшая со многими представителями украинских политических элит, утверждает, что в отечественном политикуме давно уже укоренились шаблоны поведения, характерные для шоу-бизнеса. Электорат воспринимают как зрителей, которые никак не могут повлиять на происходящее на сцене.

Создается устойчивое ощущение, что в Украине власть и народ как будто существуют в параллельных реальностях, хотя по Конституции народ — единственный источник власти. “По существу, слова и действия политика должны очень строго оцениваться с рациональной точки зрения, а шоумену, творческому человеку многое прощается, его воспринимают на уровне эмоций, — говорит психолог. — У нас же произошла определённая подмена понятий.

В последнее время ситуация сильно усугубилась, грань между политикой и шоу-бизнесом стала тоньше, чем когда-либо. Глава государства, чиновники первого эшелона и другие власть имущие позволяют себе вещи, совершенно не совместимые с их высоким статусом, но вполне допустимые для актёров или музыкантов. Откровенно мальчишеские выходки на публике, яркие, но необдуманные фразы; порой они переходят последнюю черту и говорят вещи социально неприемлемые вне зависимости от статуса. Это продолжение той же тенденции”.

“Грань между политикой и шоу-бизнесом стала тоньше, чем когда-либо. Власть имущие позволяют себе вещи, совершенно не совместимые с их высоким статусом, но вполне допустимые для актёров или музыкантов” Елена Рыхальская

Елена Рыхальская особо подчеркивает, что, когда политики пренебрегают вопросами этики и репутации, в обществе это создает атмосферу эмоциональной анархии. Как бы то ни было, те, в чьих руках находится власть, остаются носителями ролевых моделей поведения. Им подражают тысячи людей. Их вседозволенность размывает границы допустимого для остальных жителей страны. Делает новой нормой оскорбления, обесценивает моральные ориентиры.

По словам Екатерины Одарченко, вольности украинских политиков свидетельствуют не только о пренебрежении к этическим нормам, но и о крайне низком уровне компетентности. “В развитых странах существует культура партийного строительства. К примеру, в Германии человек, недавно пришедший в серьёзную партию, не может сразу претендовать на место в Бундестаге, — говорит политтехнолог. — Прежде он должен довольно долго работать во внутрипартийных структурах, доказать свою компетентность, затем — попасть в экспертный совет, специализируясь на определённой теме”.

Именно этой темы должны касаться публичные выступления эксперта, в результате специалист по вопросам энергетики не говорит о защите животных. Если впоследствии такой человек всё-таки чем-то себя дискредитирует, однопартийцы попросят его уйти. Западные политические силы дорожат своей репутацией, потому что партии создаются всерьез и надолго, а не до следующих выборов. К примеру, Христианско-демократический союз Германии сохраняет симпатии и поддержку избирателей ещё со времен окончания Второй мировой.

“В современных условиях Украине необходим Этический кодекс госслужащего”, — уверена Екатерина Одарченко. Там, где не срабатывают внутренние регулирующие механизмы политической системы, приходится применять нормативный подход.

Частный случай

Лукас Миколак упомянул о том, что неосторожных и даже недопустимых заявлений бывает гораздо больше, когда политик общается с аудиторией онлайн. Вероятно, эта закономерность относится и к случаю Галины Третьяковой. В Сети, даже если оратор использует видеосвязь, проявляется сложный психологический феномен, который в научно-популярной литературе называют “эффектом спальни”.

На эту тему: “Цель всех реформ – слом советской психологии”

В общественном сознании сохраняются четыре “неприкосновенные зоны” — четыре темы, затрагивая которые, нужно высказываться максимально осторожно

Упрощенно его можно описать так: людям свойственно недооценивать серьезность происходящего онлайн, особенно если они выходят в Сеть из дому. Спикеру кажется, что от его действий и слов ничего не может измениться, возникает ощущение безопасности и расслабленности, которое часто становится причиной серьёзных промахов и приводит к печальным последствиям. Когда политик, даже не очень опытный и компетентный, физически находится на публичном мероприятии или на офлайн-встрече с важными для него людьми, он тщательнее выбирает слова и яснее представляет себе последствия сказанного.

“Как правило, неэтичные и даже оскорбительные реплики в Сети — проявления разного рода психологических травм и фрустрированных потребностей, — говорит профессор. — Например, уничижительные высказывания о неимущих, не достигших определённого социального статуса или не получивших образования — одно из типичных проявлений заниженной самооценки. Подобные вещи очень часто говорят люди, которые в детстве и юности были обделены родительским теплом, не получали безусловного приятия. Им нужно было “заслужить любовь” высокими оценками или другими успехами. Потому сейчас им тяжело принять то, что другой человек имеет определённую ценность просто потому, что родился на свет”.

Мария Бондарь,  опубликовано в издании Фокус

MIXADV