Врешь – не уйдёшь! Малоизвестная история, как советские истребители в 1978 сбили пассажирский Боинг

Візит Ердогана до Києва: що нового, крім 19 машин у кортежі та зростання торговельного обороту?

21/02/2020 admin 0

За останні півроку президенти Туреччини та України зустрілися вже два рази, але чи свідчить це про інтенсифікацію відносин між країнами? З’ясували, про що ж домовилися […]

Заблудился? Получи ракетой…

История со сбитым в Иране самолетом далеко не первая, когда пассажирский лайнер сбивают из-за рукожопости стрелков, в этот раз – стражей исламской революции. Но похоже, только СССР прославился тем, что несколько раз сбивал пассажирские самолеты сбивали намеренно.

И если про случай со сбитым в 1983 г. над Камчаткой южнокорейским Боингом-747, в котором погибло 269 человек, мы много всего слышали, то про историю пятью годами ранее, когда наш истребитель сбил над Карелией Боинг-707, летевший из Парижа в Сеул, мало кто знает.

21 апреля 1978 года The New York Times написала, что южнокорейский гражданский лайнер с 97 пассажирами на борту (включая 5 детей) и экипажем из 13 человек был сбит советскими ПВО.

«Правда» же сообщила: «Самолет неизвестной принадлежности со стороны Баренцева моря нарушил воздушное пространство СССР. Поднятые навстречу самолету-нарушителю, истребители ПВО страны. неоднократно подавали ему команду следовать за ними. Самолет эти команды не воспринимал и совершил посадку на озере в районе города Кемь Карельской АССР лишь через два часа после вхождения в воздушное пространство Советского Союза. После посадки было установлено, что самолет-нарушитель принадлежит южнокорейской авиационной компании. Советскими компетентными органами производится расследование причин нарушения воздушного пространства Советского Союза».

Это был первый пассаржирский самолет не по ошибке, а сознательно сбитый над территорией СССР. Вылетел из парижского аэропорта Орли 20 апреля 1978 г. На борту были граждане Южной Кореи, Франции, Японии и ФРГ. Должен был облететь территорию СССР , но пройдя Гренландию ушел южнее и двигался в вдоль северной границы, где его и засекли советские ПВО-шники. Командир Боинга Ким Чанг Кью затем на допросе у следователя КГБ утверджал, что лайнер сбился с курса. 46-летний Чанг Кью до работы в гражданской авиации был летчиком-истребитель ВВС Южной Кореи с опытом боевых действий. Это обстоятельство через несколько часов сыграет важную роль в жизни всех пассажиров.

По сигналу тревоги из под Мурманска к нему навстречу подняли СУ-15 с пилотом Александром Босовым. Тот приблизился к лайнеру и доложил начальству, что видит пассажирский самолет компании Korean Air Lines. Он утвержал затем, что подал корейцу сигнал “следуй за мной”, но тот не среагировал, а затем развернулся и взял курс на Финляндию.

Командир Боинга рассказал потом, что не видел никаких сигналов от истребителя, попросил радиста связаться с ним, но ему доложили, что «Советский летчик на сигналы на запрашиваемой частоте волн не отвечает». После чего пилот Боинга подал на землю сигнал о потере связи.

При этом Боинг прошел уже 180 км вдоль северной границы СССР, а когда развернулся в сторону Финляндии, оставались считанные минуты, чтобы он покинул пределы советских границ. Но военные начальники решили, что лайнер только прикидывается мирным. В эфире пошел мат-перемат между командными пунктами. Как это так – нарушитель священной границы уходит? Каждый из начальников боялся попасть в итоге “под раздачу” и летчику пошла команда поразить цель! И это несмотря на то, что Босов двигался рядом с Боингом и должил всем, что видит иллюминаторы с открытыми шторками, через которые на него смотрят люди.

А пассажиры не просто смотрели на самолет с красной звездой, почему-то никак не отстававший, но весело махали руками и щелкали фотоаппаратами через иллюминаторы. Потом в западной прессе появились снимки сбившего их истребителя с разных ракурсов.

Но командиры Босова побоялись, что с них полетят погоны и дали ему команду уничтожить цель. Тот выпустил ракету, которая взорвалась рядом с двигателем, оторвала трехметровый кусок крыла, выбила иллюминатор и проделала пробоины в фюзеляже. Один из пассажиров, 36-летний кореец Тай Хаи, погиб моментально (кроме него был ранен в плечо японец Йошитака Сугано, который умер уже на земле – как писали на Западе, от неоказанной вовремя медицинской помощи).

Кроме того 13 человек было ранено осколками, а в салоне произошла взрывная декомпрессия, у многих пассажиров лопнули перепонки и пошла кровь носом. Повезло, что вторая выпущенная ракета полетела не в лайнер, а “нашла” оторвавшийся кусок крыла размером в 3-4 метра, который перед тем долго кувыркался в воздухе. И на КП видимо решили, что раз от цели отделилась цель, то нарушитель выпустил крылатую ракету, которую нужно уничтожить. Это спасло оставшихся пассажиров и самолет продолжал движение. Но произошла разгерметизация, грозившая всем им смертью. Поэтому Ким Чанг Кью совершил фантастический маневр – с высоты 9500 метров вошел в пике под углом в 45 градусов, а когда пассажиры решили, что падают, были в ужасе и молились, ему удалось выровнять самолет в километре от земли! После чего летчик решил садиться.

Это был север Карелии. Командир видел сверху только леса и редкие островки вокруг замерзших и занесенных снегом белых озер. На одно из них командир и решил сажать облепленный снегом самолет, который шел уже вслепую. Из-за возможных торосов садились на полувыпущенных шасси, как на лыжах. Самолет прошел все озеро и ювелирно уперся в берег так, что под лед провалились только колеса. Все пассажиры и экипаж были спасены, хотя их приключения на этом не закончились.

Через два часа самолет нашли. Пассажиров в легкой, под парижскую погоду одежде, эвакуировали в город Кемь и поместили в местном доме офицеров. Там их не только покормили, но и смогли изыскать неведомый местным жителям дефицит – туалетную бумагу. В Кеми они провели более суток, затем их отправили в Мурманск, а оттуда в Хельсинки.

Пилотов же сразу отделили от остальных и еще неделю допрашивали сотрудники КГБ, а отпустили только 30 апреля. Никакого шпионского оборудования на Боинге обнаружено не было. А по поводу ошибки с курсом штурман объяснил, что произошел отказ навигационного оборудования на магнитным полюсом Земли из-за чего автопилот получал неправильные данные и югом у них оказался советский север, куда и произошел разворот. Из компромата в кабине пилотов нашли только стандартную запасную рацию, пистолеты летчиков и подозрительный журнал Newsweek c американским танком на обложке. Слепить из этого шпионаж не получилось и летчики были отпущены домой. Газета «Правда» написала, что они раскаялись и помилованы советским руководством. The New York Times приводила слова самих пилотов о том, что они не каялись, помилования не просили и по-прежнему утверждали, что подвела навигация.

И хоть тогда Союз был изолирован информация до людей через западные “голоса” почти не долетали, выглядело это все для пропаганды не очень. Тогда “шпионскую версию” заменили “провокацией-самоубийством”, хоть и тут ничего убедительного не нашлось. На самоубийц пилоты тоже были мало похожи и как только увидели, где они находятся, моментально повернули в сторону Финляндии, причем сразу успев подать сигнал бедствия Mayday (типа SOS). А попытки капитана Боинга связаться с пилотом перехватчика на стандартной частоте 121,5 были зафиксированы башней управления воздушным движением в Рованиеми, Финляндия.

Никого не волновало тогда, что пилот советского истребителя четко доложил, что самолет гражданский и даже назвал авиакомпанию, но все равно получил приказ на поражение, который не мог не выполнить… При этом как вспоминает бывший начштаба 265 истребительного авиаполка Валерий Волынец, при последующем “разборе полетов” в штабе огруга маршал авиации Иван Пстыго еще и обругал летчика, сбившего Боинг: “Ну и дурак ты, Босов! Сбил бы – и концы в воду”!

Мог ли Босов не выполнять заведомо преступный приказ и пожертвовать своей работой, погонами и возможно свободой? Вопрос риторический. Но мог бы и “ненароком” промахнуться, кстати, тем более что он точно видел, что лайнер пассажирский. А так он ещё и орден за меткость получил! Кстати, Александра Босова потом перевели на Дальный Восток. И когда еще один Боинг в 1983 г. сбился с курса и нарушил границу СССР над Камчаткой, то Босов тоже был среди пилотов, отправленных ему на перехват. Он дублировал летчика, который шел первым, но тот успел сбить корейский лайнер с 269 пассажирами раньше. Черные ящики которого были найдены и показали, что тот просто сбился с курса. Увы, но технические ошибки навигационной системы советские генералы не прощали.

Но самое интересное было потом. СССР отказался сотрудничать в расследовании этого инциндента с международными экспертами, не вернул черные ящики и даже не предоставил никому данные с них. Самолет корейцам так и не вернули. Его разобрали и вывезли по частям для изучения конструктивных особенностей и используемых материалов, что очень потом пригодилось разработчикам АН-124 “Руслан” и АН-225 “Мрия”, у которых были многочисленные проблемы с техническими решениями по проектированию стыков, используемому крепежу и пр. Кроме того конструкторам была интерсна система слива топлива и устройство сотового наполнителя крыла. Все интересные технические решения со сбитого Боинга внимательно проанализировали, а многие затем использовали в своих разработках.

Как вишенка на торте информация, что Советский Союз выставил тогда Южной Корее счет на 100 тысяч долларов США (сегодня эта сумма эквивалентна примерно 400 тыс.$) за обслуживание выживших пассажиров. Этот счет так и не был оплачен, правопреемники Союза могут кстати ещё раз потребовать, теперь уже со штрафными санкциями…


aleksandr.sokolovskiy
Александр Соколовский