Над «батькой» грянул гром

«З’їжте 6 зубчиків смаженого часнику і простежте, що буде відбуватися з тілом протягом 24 годин…»

15/11/2018 admin 0

Часник – потужний природний антибіотик. Навіть через 24 години після того, як ти з’їв часник, він продовжує активно впливати на організм! Вбиваючи паразитів і допомагаючи звільнитися від […]

В пятницу из Минска и из Москвы пришли новости, которые заставили задуматься: не перешла ли Беларусь точку невозврата, после которой ее существование как независимого государства становится невозможным? Пока со стороны все выглядит так, как будто в Кремле Александру Лукашенко выдвинули ультиматум: он или покидает свой пост, или становится полным вассалом России. Для Украины эти варианты – «оба хуже».

Фото: EPA/UPG
Денис Лавникевич Денис Лавникевич , журналист из Беларуси

Конец «углеводородной дотации»

Последние два десятка лет «белорусский экономический феномен» напрямую финансировался Россией, которая поддерживала экономически своего единственного верного союзника на западной границе. Экономисты оценивают эту поддержку в $10 млрд ежегодно – в разных формах, таких как дешевое сырье, льготные кредиты, прямые трансферты, открытый рынок для белорусской продукции… Но на первом месте всегда была «углеводородная дотация»: самый дешевый газ и беспошлинная нефть. То есть Минск получал от Москвы нефть без 30%-й таможенной пошлины, часть перепродавал, часть перерабатывал на своих НПЗ, продавая потом нефтепродукты в Западную Европу и Украину.

Все это в совокупности дало республике, например, в 2017 году $2,5 млрд чистой прибыли, обеспечив 5% национального ВВП. Россияне, соответственно, оценили потери своего бюджета от недополученных экспортных «углеводородных» пошлин в $3 млрд. Причем все это было предметом многочисленных споров. Лукашенко требовал себе газ вообще по внутренним российским ценам, обосновывая это тем, что Беларусь и Россия объединены в Союзное государство. При этом за кадром оставалось то, что внутри Беларуси правительство продает предприятиям (государственным!) газ втрое дороже, чем само покупает его у России. Сюда стоит добавить еще и то, что с середины 2017-го Беларусь стала крупным хабом для «серого» реэкспорта российских сжиженных углеводородных газов (СУГ) в Украину и страны Центральной Европы.

Но теперь Москва резко прекратила «углеводородную дотацию» белорусского бюджета. В сообщении Reuters на эту тему перечислены весьма болезненные для Беларуси экономические меры России:

«…Россия приостановила предоставление кредитов Беларуси и намерена ограничить Минску беспошлинные поставки нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа (СУГ) с четвертого квартала 2018 года, ссылаясь на потери своего бюджета…».

«Временно заблокировано перечисление Белоруссии двух траншей кредитной линии ЕФСР (Евразийского фонда стабилизации и развития), в июле 2018 года приостановлена выплата по так называемому механизму “перетаможки”, а также приостановлена работа по предоставлению в 2019 году Беларуси госкредита до $1 миллиарда».

«Возобновление дальнейшего сотрудничества… российская сторона увязывает с решением вопроса по установлению запрета на вывоз нефтепродуктов из РФ в Республику Беларусь и компенсации потерь российского бюджета за ранее вывезенные нефтепродукты».

Александр Лукашенко на предприятии 'Гомсельмаш', 09 августа 2018.

Фото: Белта

Александр Лукашенко на предприятии ‘Гомсельмаш’, 09 августа 2018.

Александр Лукашенко прокомментировал это моментально. Посещая завод «Гомсельмаш», он заявил: «У нас сейчас тяжелый период – россияне ведут себя варварски по отношению к нам, публично об этом говорю. Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них, а в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят. Вот они и создают неконкурентную ситуацию».

Как снежный ком

На самом деле напряженность в белорусско-российских отношениях нарастала с весны. Сперва в Минске запретили проводить 9 мая шествие «Бессмертный полк», а также публично использовать георгиевские ленты. И пусть потом запрет был отменен, скандал в российских СМИ получился колоссальный.

Потом была целая эпопея с российским Министерством сельского хозяйства, которое объявило о госпрограмме по поддержке отечественных производителей молока и по вытеснению с рынка прежде всего белорусских, которые, как заявил глава ведомства, откровенно демпингуют и поставляют некачественную продукцию. Беларусь продает в Россию более 95% производимых у себя молочных продуктов, тогда как Европа, например, отказывается их покупать по причине низкого качества. В этой ситуации закрытие российского рынка «убьет» целую отрасль белорусского сельского хозяйства.

Фото: vladtime.ru

Одновременно развивался «пограничный» конфликт. С 1995 года между Россией и Беларусью вообще не было сколько-нибудь заметной госграницы: поезда и машины пересекали ее даже не останавливаясь. Но с 2017 года официальный Минск ввел 5-дневный безвизовый период для граждан 80 стран мира. В России это восприняли как угрозу, ведь «неподконтрольный» иностранец (не пересекавший собственно российскую границу) может всего через несколько часов уже быть в Москве.

Российские силовики заговорили о «дыре на западной границе», 1 февраля 2017 года глава российской ФСБ Александр Бортников приказал организовать пограничную зону между Россией и Беларусью на территории Брянской, Смоленской и Псковской областей. Уже в этом году рейсы между «братскими» странами получили статус международных, а российские пограничники «вспомнили», что право пересекать границу свободно имеют только белорусы и россияне. Москва стала настаивать на введении союзной визы, Минск – на соглашении о взаимопризнании виз, так как союзная виза лишает страну части суверенитета.

1 июня 2018-го Лукашенко публично посоветовал России определиться с форматом присутствия своих пограничников на белорусско-российской границе и предупредил о готовности закрыть ее. В ответ РФ начала контролировать всех, кто через территорию Республики Беларусь попадает в третьи страны или выезжает из них. С 1 августа 2018-го граница с российской стороны патрулируется усиленными темпами. А Беларусь теряет огромные «транзитные» деньги, так как через ее территорию теперь не может, например, пройти прямиком в Россию большегрузная фура с польским шофером. Ей придется следовать в специальный пункт пропуска. Но такой пункт только один: трехсторонний пункт пропуска «Веселовка» (белорусский) — «Сеньковка» (украинский) — «Новые Юрковичи» (российский). Он находится далеко от трасс «Минск – Москва» или «Витебск – Санкт-Петербург» и представляет интерес в основном для украинцев, едущих на личных авто.

23 июля Владимир Путин позвонил Лукашенко и пригласил его встретиться в Сочи, «обсудить проблемы». Белорусские независимые СМИ сразу прокомментировали: «вызвал на ковер». Но Лукашенко до сих пор не поехал. Вместо этого он увеличил срок безвиза для иностранцев до 30 дней и, по сути, отказался принимать в Минске нового российского посла, Михаила Бабича – агреман от белорусского МИДа он до сих пор не получил.

Михаил Бабич

Фото: zercalo.org

Михаил Бабич

Месяцем ранее, 22 июня, выступая перед чиновниками аграрного сектора, Александр Лукашенко заявил: «Наметили сделать — это должно быть сделано железобетонно. Причина одна невыполнения — смерть. Мы — на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся — значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или об нас будут просто вытирать ноги. А не дай Бог, еще развяжут войну как в Украине».

Его слова о вхождении с состав «другого государства» все восприняли однозначно – ведь никто, кроме России, на белорусскую территорию не претендуют. А вот Москва как раз готова «воссоединить братские народы» – не случайно Владимир Путин еще в 2002 году предложил Беларуси войти в состав России шестью областями.

На грани истерики

Именно таково сейчас состояние официального Минска. Сперва – волна слухов о том, что Лукашенко перенес инсульт (он действительно исчез на несколько дней, отменив назначенные встречи и визиты), за ней – сообщения о том, что микроинсульт действительно был. Все кинулись обсуждать, кто станет преемником Лукашенко – то ли кто-то из его сыновей, то ли кто-то из высокопоставленных чиновников, то ли вообще российский «генерал-губернатор». Затем 7-9 августа прошла волна репрессий против независимых СМИ – обыски в редакциях, конфискации техники, задержания журналистов десятками, несуразные уголовные дела.

Тогда заговорили, что идет зачистка медиа-пространства перед каким-то важным событием. 10 августа стало понятно, что этим событием вполне может стать или вхождение Беларуси в состав России, или смена власти в Минске на максимально пророссийскую – и утрата Минском очень значительной части своего суверенитета. Второй вариант даже более вероятен: у России сейчас не хватает денег даже чтобы аннексированный Крым содержать – а тут целая страна с 10-миллионным населением. К тому же формально независимая Беларусь с собственным голосом в ООН для Москвы куда полезнее.

Фото: EPA/UPG

Но теперь уже не имеет значения, приедет ли теперь Лукашенко срочно к Путину в Сочи, согласный на все, от российских военных баз до приватизации белорусских предприятий российским бизнесом. Или в Сочи ему попасть уже не судьба, и уже совсем скоро начальника Беларуси будут звать по-другому. В любом случае, в политических и торговых связях между Минском и Киевом наступит, как минимум, охлаждение.

Прекращение российской «нефтяной субсидии» означает, что цена на бензин и дизтопливо для Украины, как минимум, вырастет. Одновременно резко сократятся реэкспортные поставки из Беларуси в Украину сжиженного «пропан-бутана», станет намного более проблемным военно-техническое сотрудничество и т.д.

До сих пор желание Лукашенко сохранять единоличную власть в Беларуси играло на руку Украине – «батька» старался подчеркнуть свою независимость от России, искал ей противовесы, в том числе развивая связи с Западной Европой и Украиной. Это действительно вызывало раздражение в Москве. Действительно ли там решили положить конец белорусской независимости – покажут ближайшие месяцы.

Денис Лавникевич Денис Лавникевич , журналист из Беларуси