Конец дел путинской «братвы»

Фото:  Верховный суд Испании Фото: insidetimeshare.com

В Мадриде завершился процесс по делу «русской мафии». Следствие шло больше 10 лет, суд почти 2 месяца, приговор в июне. Наибольший срок обвинение просит для депутата Владислава Резника.

В конце минувшей недели в Мадриде завершился судебный процесс по делу об отмывании денег «русской мафией» — так называемой тамбовско-малышевской оргпреступной группировкой. На последнем заседании выяснилось, что вынесение приговора произойдет не раньше июня. Суд над 18 обвиняемыми шел почти два месяца, а следствие, проводившееся в рамках операции испанской полиции «Тройка», — более десяти лет.

В итоге испанская прокуратура запросила 5 лет тюрьмы и штраф в €30 млн для депутата Госдумы Владислава Резника и более мелкие сроки для остальных подсудимых. В отношении одного из обвиняемых, Вадима Романюка, обвинение было снято прямо в здании суда. Адвокат Резника счел необходимым напомнить суду, что его подзащитный является «иностранным парламентарием» и его осуждение может осложнить отношения между Испанией и Россией.

В тему: «Резник не бандит, а депутат!». Репортаж с суда над «русской мафией» в Мадриде

БЕГСТВО ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МАДРИД И ОБРАТНО

Главарями тамбовско-малышевской оргпреступной группировки (ОПГ) принято считать Геннадия Петрова, Александра Малышева и Сергея Кузьмина. По мотивам деяний группировки написаны книги и снят сериал «Бандитский Петербург». В начале 1990-х против них расследовалось уголовное дело в Санкт-Петербурге. В обвинительном заключении говорилось, что малышевская организация в общей сложности насчитывала несколько сотен членов, занималась рэкетом и вымогательством.

Однако на суде в 1995 году Петров и Кузьмин были оправданы, а Малышев получил небольшой срок за ношение оружия. Через пару лет после приговора все трое уехали в Испанию. Почему? Как свидетельствуют прослушки, сбежали они отнюдь не от российского правосудия, а от могущественного лидера тамбовской ОПГ Владимира Кумарина, который с ними враждовал.

Прошло 20 лет — все малышевские стали бизнесменами. Геннадий Петров был честным бизнесменом, настоящим рыцарем (кабальеро), подчеркивала на суде администратор фирм Петрова и его переводчик Юлия Ермоленко.867672.jpg

Заместитель начальника ныне упраздненной ФСКН Николай Аулов Фото: site.ru

На суде напомнили о дружеских связях Петрова с заместителем начальника ныне упраздненной ФСКН (Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков) Николаем Ауловым. «Наверное, заместитель главы полиции по борьбе с наркотиками не стал бы дружить с Петровым, если бы Петров не был честным человеком», — заявил в свою очередь на суде один из адвокатов.

К тому же Петров и Кузьмин, напомнили суду адвокаты, были акционерами банка «Россия», а Петров — совладельцем крупнейшей в Петербурге Балтийской строительной компании, в связи с чем подозревать их в преступной деятельности нелепо. «Я горжусь знакомством с таким великим человеком, как Петров», — заявил NT испанский юрист Хуан Унтория, также находящийся в числе обвиняемых. Кстати, на суде он уверял, что с Петровым его познакомил однокурсник Хосе Алисес, офицер испанской разведки. Алисеса тоже ждали в суде, но тот так и не появился.

867676.jpg

Геннадий Петров Фото: glavk.info

Операция испанских правоохранителей «Тройка» началась в 2006 году. Ее главными фигурантами с самого начала были Петров, Малышев и Кузьмин. В 2008 году в рамках «Тройки» прошла первая серия арестов по обвинению в отмывании преступно нажитых доходов — Петрова, Малышева и их сообщников. Кузьмину удалось избежать ареста — тот был в России и опоздал на свой рейс в Испанию (испанская полиция ждала его у трапа) — с тех пор о его местонахождении публично не сообщалось.

867669.jpg

Александр Малышев Фото: РУБОП Санкт-Петербурга

Через два года после ареста Петров и Малышев вернулись в Петербург. Малышев заключил соглашение со следствием, а вот Петров считается «сбежавшим от правосудия». Он пообещал «посоветоваться с сыном Антоном (он также объявлен Испанией в розыск. — NT)» и вернуться в Испанию «для подписания соглашения», но до сих не сделал этого.

В тему: Who is Mr. Putin или Банда Путина

В ЧЕМ ИХ ОБВИНЯЮТ

По ходу процесса двое из 18 подсудимых — Михаил Ребо и Леонид Хазин — заключили соглашение со следствием и признали свою вину. В случае Ребо речь идет об отмывании €2 млн 600 тыс. в интересах Александра Малышева. В случае Хазина — нескольких миллионов евро в интересах Сергея Кузьмина.

867677.jpg

Депутат Госдумы Владислав Резник. Фото: VLADIMIRFEDORENKO / RIA NOVOSTI

Все остальные фигуранты процесса свою вину не признали. В том числе присутствовавший на суде в Мадриде депутат Госдумы Владислав Резник, а также его жена Диана Гиндин и Юлия Ермоленко (которую прокуратура считает подставным лицом Петрова), а также юристы Хуан Унтория, Хесус Ангуло, Кирилл Ильин и другие.

Резнику вменяется в вину покупка трех вилл и двух яхт на испанском острове Майорка, находившихся в собственности Петрова. При этом одна из яхт была записана на фирму Centros Commerciales Antei, которая резко увеличила свою капитализацию — следствие считает это результатом отмывания денег. Резник, по мнению прокуратуры, был «прекрасно осведомлен» о подноготной той сделки. Всего же чета Резник, полагают испанские правоохранители, помогла отмыть €7 млн 300 тыс. Очевидно, именно расследование испанской полиции и послужило причиной внесения Владислава Резника в последний санкционный список.

В деле есть такой эпизод: жена депутата Диана Гиндин приобрела в лизинг частный самолет вместе с сыном Геннадия Петрова Антоном. Самолетом пользовались Резник и Петров-старший на пару. «Прямых рейсов из Петербурга на Майорку не было, и я мог просто подбросить его (Петрова) на Майорку», — так объяснил на суде депутат Резник мотивы приобретения самолета.

В тему: Орбана для Путина купил Могилевич?

«ЧЕРЕЗ МАТВИЕНКО ЗАШЛИ»

С самого начала дело тамбовско-малышевской ОПГ расследовала Специальная прокуратура Испании по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Это ведомство берется за дела, связанные не просто с ОПГ, а с чиновниками высокого уровня и взятками.

867670.jpg

Бывший замглавы Следственного комитета России Игорь Соболевский Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Испанские следователи зафиксировали 87 разговоров Геннадия Петрова не только с депутатом Резником, но и с бывшим замглавы ФСКН Ауловым, а также с бывшим замглавы Следственного комитета России Игорем Соболевским. Прослушки разговоров фигурантов дела (разговоры пришлись на 2007–2008 годы) весьма показательны — они свидетельствуют об их вовлеченности в российскую политику.

Так, в 2008 году премьер и без пяти минут президент Дмитрий Медведев для них — «царь без короны», и «только один человек решает, сколько он им (царем без короны) будет».

Или: Семен Могилевич (один из криминальных авторитетов. — NT) «арестован не за налоги, это просто предлог», а лидер тамбовцев Кумарин арестован «по распоряжению царя».

Прослушиваемые говорят о продвижении «Саши» (имеется в виду глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. — NT), упоминают Анатолия Сердюкова — на момент прослушек руководитель Федеральной налоговой службы, а потом министр обороны РФ. Обсуждают также инвестиции в судостроение, строительство дорог и зданий. Один из разговоров Петрова со своим знакомым (его фамилия неизвестна) на тему строительного бизнеса, например, звучит так:

Петров: «Скажи, если нужно зайти сверху».

Ответ: «Да все нормально, там вроде через Матвиенко зашли».

Вообще, Петров и Резник разговаривают между собой часто, но в итоге принимают решение «ничего не обсуждать по телефону».

В одном из разговоров Петров и один из лидеров тамбовцев Илья Трабер обсуждают, что не могут дозвониться до «Славы». Испанские прокуроры считают, что речь идет о Резнике, который, как считали испанцы, занимался «торговлей связями», то есть продвижением ставленников группировки на нужные посты в России. Резник, в свою очередь, заявил в суде: «Я просто выслушиваю просьбы и ничего не делаю».

В другом разговоре двое знакомых Петрова обсуждают его близкие контакты с властью, а также то, что тот якобы загордился — «забыл, кому всем обязан».

Резник на суде заявил, что является другом Трабера. Депутат даже созванивается с Трабером во время процесса. При этом Резник настаивал, что бизнесмен Трабер — «профессиональный сутяжник», то есть умеет судиться с прессой, и в России обвинений против него не было.

В тему: Как «литературный негр» Путина и Сечина стал ректором-миллиардером

КТО УГРОЖАЕТ ИСПАНСКОМУ ПРОКУРОРУ

Испания уже объявила Илью Трабера в международный розыск, а тот оспорил ордер на арест в испанском Конституционном суде. При этом, как выяснилось, Трабер «очень зол на прокурора Хосе Гринду», главного обвинителя по делу «русской мафии» и знатока этой темы (его откровения в 2011 году опубликовал WikiLeaks). О претензиях Табера к Гринде прямо заявил NT адвокат Трабера Роберто Масорриага, который на процессе представлял интересы юрлиц, но фактически — Илью Трабера.

867673.jpg

Главный обвинитель по делу «русской мафии» прокурор  Хосе Гринда Фото: site.ru

В итоге суд приобщил к делу письмо из МВД Испании об угрозах прокурору Гринде и его семье со стороны Трабера. Сам Гринда на суде появлялся в сопровождении телохранителей, а в заключительном слове даже заявил, что Трабер «подготовил против него целую кампанию», но «новых угроз он не допустит».

Последние заседания суда в Мадриде вели другие прокуроры. «Сбежал, страшно ему!» — так прокомментировал NT исчезновение Гринды подсудимый Андрей Маленкович.

Предполагаемых главарей тамбовско-малышевской ОПГ — Петрова, Кузьмина, Малышева и Трабера — на суде не было. Но это мало что меняло по существу. Испанские адвокаты других подсудимых (как и сами подсудимые) пытались доказать суду: и Петров, и Трабер полностью невиновны, да и вообще «тамбовская ОПГ» — выдумка испанской прокуратуры. Да и мало ли, что о тамбовских говорят спецслужбы и других западных стран, — все равно ни у кого «нет конкретных фактов».

Свидетели и адвокаты предъявили справки от Генпрокуратуры и даже Главного управления ФСБ России по Санкт-Петербургу об отсутствии дел против Петрова, Трабера и Резника в России. Правда, суд отказался приобщать их к делу, так как добыты они были «в обход официальной процедуры о международной правовой помощи». В то же время официальные справки из российской Генпрокуратуры о Тамбовской ОПГ (Трабер, в частности, там упоминается) к делу были приобщены. Но когда Резнику на суде предъявили в качестве «вещдока» эти справки, тот усомнился в их легитимности: «Не вижу здесь печати».

В тему: Зачем российские бандиты угрожали свидетелям, судье и прокурору в Женеве

ПРОЦЕССОМ ВСЕ ДОВОЛЬНЫ

В итоге сложилось такое впечатление, что и обвиняемые, и обвинители остались процессом довольны. В последнем слове подсудимые говорили об уважении к испанскому суду, после чего коллегия из трех судей удалилась на совещание.

На вынесение приговора могут уйти еще не менее двух месяцев. Приговор вряд ли будет жестким. Испанский суд привык учитывать все до мелочей. В данном случае — сроки давности, соглашения о сотрудничестве со следствием, заключенные рядом подсудимых, а также состояние здоровья одного из подсудимых (Антонио Фортуни на суде не появился «из-за душевного расстройства»).

Для России предстоящий приговор имеет больше моральное значение. Признает ли Испания существование тамбовской ОПГ, проводившей операции по отмыванию денег под видом консалтинга и капиталовложений, — вот в чем вопрос. Причем тамбовские занимались этим, как подозревает испанская прокуратура, не только в Испании, но и в Швейцарии, американском Делавэре, Германии и Лихтенштейне.

Да, на процессе прокуроры предъявляли найденные при обысках у подсудимых рукописные справки, факсы, черновые варианты контрактов и уже подписанные документы. Однако веских доказательств отмывания денег нет. Да и заполучить их довольно трудно, практически невозможно, тем более если речь идет об офшорах. «Офшоры ведь для того и созданы, чтобы скрывать реальных владельцев», — заявил на суде представитель Гражданской гвардии Испании.

Анастасия Кириленко, Мадрид; опубликовано в издании The Nеw Times