Как ГЭС убивают Днестр

Юрій Винничук: Російськомовне населення України – не українці

21/10/2018 admin 0

  Письменник Юрій Винничук заперечив приналежність російськомовних громадян України до українців. Про це він сказав у інтерв’ю журналу “Тиждень“. “У моєму розумінні російськомовне населення України — росіяни […]

Фото:

За что рискуют пострадать миллионы граждан Украины и Молдовы.

Украинские гидроэнергетики мечтают построить на Днестре шесть новых гидроэлектростанций. Это хороший бизнес — ведь в процессе строительства можно «освоить» более 20-ти миллиардов гривен. Зато рискуют пострадать миллионы граждан Украины и Молдовы, которые пьют воду из этой извилистой реки, отдыхают на ней, живут и засевают поля. Поля, которые могут оказаться под водой. Между энергетиками и активистами идет ожесточенная борьба. Но похоже, правительства и Украины, и Молдовы готовы пренебречь интересами людей.

Затопленные места

Опершись на кривую деревянную палку, старожил села Монастирок баба Мария смотрит на обмелелый приток Днестра — реку Серет, которая течет мимо ее огорода. Когда-то река была стремительной и глубокой. Но полвека назад в десяти километрах вверх по реке построили Касперовскую ГЭС — самую мощную в Тернопольской области. После появления гидроэлектростанции течение стихло, и гордая река начала превращаться в тихое болото, которое можно перейти вброд.

Баба Мария всю жизнь живет на берегу Серета и собственными глазами видела, как ГЭС убивает стремительную реку

Ради ГЭС отселили немало жителей села. Баба Мария до сих пор вспоминает, как ее соседи разбирали свои дома. Сейчас там, где были людские дворы — вода.

Женщина задумчиво смотрит на дом Герасимчуков, которые упорно не хотели уничтожать свой дом. Несколько лет назад на месте, где был их огород, посреди реки появились небольшие островки. Между ними в камыше сейчас ходят аисты.

— Дом стоит над водой с 1963-го года — и даже трещин нет, — с тихим восторгом вздыхает женщина. — Там жили Герасимчуки. Вот был хозяин!

Когда-то здесь жили Герасимчуки. Так выглядит Серет сейчас

Процесс переселения — крайне болезненный, потому что после себя должны были оставить идеально пустое место. Владельца хозяйства заставляли собственными руками уничтожить свою хату: разобрать ее, вывезти весь строительный мусор. Потом — вырубить сад, сжечь ветки и вывезти пепел и угли. А потом засыпать колодец.

— А если под затопление подпадало кладбище, людей обязывали забрать останки своих родных. Экскаватором разрывают могилы, и люди собирают руками кости своих родственников, — рассказывает ученый Александр Викирчак. — Во время водных экскурсий туристам любят рассказывать истории: «Вот здесь, под нами, когда-то была колокольня. Она там еще есть. Прислушайтесь: раздается звон». Но ничего там нет. Разобрали те церкви. Там только пустое место.

Село умирает. В нем сейчас живут 250 жителей, а пустые дома продают за бесценок — за одну тысячу долларов. Никто не хочет жить у реки, от которой пахнет гнилью.

Далеки от процветания сейчас и сами Касперовцы — село, возле которого построили печально извечтную гидроэлектростанцию. Ради водохранилища затопили 380 гектаров земли, которая была в подчинении сельсовета. Здесь хороший климат, и можно было выращивать дорогие культуры. Например, Залищанський край, куда входят и Касперовцы, славится ранними и вкусными помидорами. Жители говорят, что на них в урожайный год с гектара за сезон можно заработать примерно 235 тысяч гривен. А урожай собирают два раза в год — в июне и в октябре.

Вместо этого местная община получила семь рабочих мест и около десяти тысяч гривен в год в бюджет в виде земельного налога. Для сравнения: за час своей работы Касперовская ГЭС производит и продает государству по зеленому тарифу энергии на 17 тысяч 340 гривен.

— Дамбы, которые производят электроэнергию, за каждые десять тысяч кубов должны платить 9 грн. 68 копеек в местный бюджет. Всего 6,5–7 миллионов кубов они пропускают в год. Поэтому что-то и должно было капнуть. Но таких поступлений нет, — жалуется Владимир Галайдида, касперовский председатель. — Если бы сейчас эта земля была в собственности сельсовета, то за ее аренду он мог бы получать по 360 тысяч гривен в год. 360 тысяч и 9800 — есть разница?

По словам пана Владимира, нынешних поступлений от ГЭС хватает на то, чтобы купить два счетчика. Мужчина жалуется: когда сельсовет просил владельцев ГЭС — ООО «Энергия-1»(совладельцы — народный депутат Юлия Левочкина и бизнесмен Игорь Тынный) — помочь селу с освещением, гидроэнергетики их просто проигнорировали.

Впрочем, касперовцам повезло, что у них построена ГЭС, которая принадлежит частной компании, потому что она хотя бы платит в бюджет села 4% земельного налога. Для сравнения: «Укргидроэнерго», как государственная компания, платит мизерный 1%.

В тему: Едем в Медоборы. Часть 1: Тернопольщина

Сладкие обещания и горькая правда

Жители сел Монастирок и Касперовцы вынуждены мириться с печальными реалиями соседства с ГЭС. Между тем, людей из населенных пунктов вдоль Днестра, где хотят построить шесть новых гидроэлектростанций, «Укргидроэнерго» пытается погрузить в сладкий мир фантазий.

Алла Квач — мэр Залещиков на Тернопольщине, — рассказывает об экскурсии на ГАЭС в Сокиряны, организованной «Укргидроэнерго» для председателей поселковых, городских и сельских советов в январе этого года.

— Описывали все так, что мне вспомнилась сцена из фильма «12 стульев» о Больших Васюках и межгалактическом шахматном турнире. Сказали, что все будет: очистные сооружения, любой каприз. Но я присмотрелась. Вижу: убитая бетонная дорога 80-х годов, сделанная из плит. Пока едешь по ней, трясет изрядно. Я поинтересовалась у сельских председателей в неформальной обстановке, что же происходит на самом деле. Оказывается, очистные сооружения в Сокирянах построены на средства румынского гранта, — женщина горько смеется. — А нам врали, что за деньги «Укргидроэнерго»! Освещение (сколько там того освещения, в селе три улицы!) — и то сделали за счет городского совета.

С трех сторон город Залещики омывает Днестр, создавая здесь уникальный микроклимат. Автор фото: Сергей Криница

Днестр омывает Залещики с трех сторон. Как и все залищанцы, Алла Квач любит сплавляться по реке на байдарках, катамаранах и каяках. А несколько часов полежать летом на мели в теплой днестровской воде — отдельное удовольствие. Местные шутят: «У нас вода горячая, как борщ. Лежишь себе, как пельмень, и думаешь, как бы не уснуть в той воде».

Мэр города с ужасом вспоминает берег реки в водохранилищах у действующих ГЭС в Новоднестровске и Нагорянах, которые она увидела во время экскурсии, организованной «Укргидроэнерго» для нее и сельских голов. С чем-чем, а с зеленым туризмом и отдыхом он не ассоциируется:

— Берег выложен камнями, и заходить в воду опасно: можно ноги поломать. И вода +12 целый год, потому что Новоднестровская ГЭС берет воду из нижних слоев водохранилища. Моржевать можно, но не купаться. Но дети все равно лезут, а потом ходят с насморком. Ибо дети! — говорит женщина.

Вместе с проблемой уничтожения сложившейся экосистемы и туризма, новые ГЭС несут еще одну угрозу для людей, живущих у Днестра — ухудшение качества питьевой воды.

— Днестр — это общегосударственная канализация. Все стоки, начиная от начала Днестра, идут в реку. Очистные сооружения есть только в двух из семнадцати районов Тернопольской области. Остальные отходы — в Днестре. Представьте себе, что будет, если перегатить канализацию шесть раз? Что там будет в той воде твориться? — говорит Михаил Шкильнюк, директор национального природного парка «Днестровский каньон», расположенного на берегах Днестра.

В то время как доходы за электроэнергию идут в карманы «Укргидроэнерго», бороться с проблемами заиления приходится местным территориальным общинам. Но денег на строительство очистных сооружений в районных, городских и сельских бюджетах всегда не хватает.

— Нам на очистные сооружения бюджета не хватит. Это надо два или три года ни за что не платить, ничего в городе не делать, чтобы собрать деньги на очистные сооружения, — сетует Алла Квач.

Вопрос заиления воды обсуждают и в Черновицком городском совете, ведь город Черновцы три четверти воды берет из Днестра.

Здешние специалисты предупреждают: каскад ГЭС на Днестре приведет к еще большему заилению воды, и качество воды существенно ухудшится. На ее очистку придется тратить дополнительные средства, а потому стоимость воды для населения непременно возрастет.

В тему: Больной, зеленый Днепр

Энергетический шабаш

Гидроэнергетики считают, что ГЭС вредят природе не больше, чем солнечные и ветровые электростанции. Экологи придерживаются другого мнения, но их аргументы в ЗАО «Укргидроэнерго» не воспринимаются всерьез. Ибо «Укргидроэнерго» — это крупнейшая гидрогенерирующая компания Украины, в состав которой входят девять станций на реках Днепр и Днестр. И бороться с таким тяжеловесом за сохранение природы — непросто.

— Такого шабаша, как в Украине, нигде нет — когда нам экологи говорят: «Мы не позволим, потому что мы не хотим». Не нужно с нами лозунгами говорить! Каким образом влияют шесть станций, которые стоят на каскаде? Какие экологические последствия, я понять не могу, — упрямо заявляет на собрании энергетиков Игорь Сирота, генеральный директор ЧАО «Укргидроэнерго».

Игорь Сирота — за активное развитие гидроэнергетики на Днестре, премьер-министрВладимир Гройсман его поддерживает

Ответ на вопрос, поставленный Игорем Сиротой, дали ученые Института экологии Карпат НАН Украины. Они исследовали предварительный проект строительства каскада ГЭС на верхнем Днестре и проанализировали научные материалы, собранные за последние 35 лет. Специалисты пришли к выводу, что новый каскад приведет к окончательному разрушению речной системы Днестра.

Смотрите, какие территории вокруг Днестра могут уйти под воду в результате строительства ГЭС (обозначено более светлым чем русло)

Экологи подчеркивают: даже если гидроэнергетики включат в свои проекты меры для минимизации вреда окружающей среде, это весомо не повлияет на сохранение биоразнообразия. Поэтому под угрозой — десятки редких видов растений, птиц и рыб тех заповедных территорий Днестра, которые, по замыслу «Укргидроэнерго», окажутся под водой.

Живописные берега, которые уйдут под воду, сейчас находятся под опекой национального природоохранного парка «Днестровский каньон». Заповедная территория простирается на 250 километров вдоль Днестра, и сюда для научных исследований вот уже двести лет приезжают ученые со всего мира.

Александр Викирчак, начальник научного отдела «Каньон», с волнением и трепетом рассказывает о здешнем вид насекомых, который больше нигде в мире не встречается:

— В 1858 году этот вид насекомых описал студент Вегейский. Он собрал коллекцию букашек и отдал ее в музей мецената Дидушицкого. Но в течение следующих 150-ти лет данного вида ученые не находили нигде на земном шаре. Когда был создан нацпарк, мы решили найти этих насекомых, чтобы подтвердить — это не ошибка, и этот вид действительно существует. Букашку длиной четыре миллиметра искали на растениях. Мы ходим и высматриваем. Был у нас увеличенный рисунок этих насекомых. Смотрим, смотрим. И ученый вдруг шепчет: «Есть…». Урофора? Дидушицкого? А он качает головой. Вот такие открытия можно сделать на камеру.

— Мы живем в эпоху товарно-денежных отношений, поэтому нематериальные мотивы как-тоочень слабо воспринимаются, — цинично апеллирует к экологам Виталий Григоровский, заместитель руководителя Общественного совета при Минэнерго

Ожесточенный диалог между защитниками природы и лоббистами-энергетиками ведется и на самом высоком государственном уровне.

Министр экологии Остап Семерак обратился к министру энергетики. Заявил, что не может согласиться со строительством каскада Верхнеднестровских ГЭС, поскольку вследствие этого будут уничтожены все прирусловые и русловые природные комплексы нацпарка «Днестровский каньон», часть природных комплексов нацпарка «Хотинский» и Галицкого НПП, а также ряд объектов природно-заповедного фонда других категорий.

Вхід до будівлі

...

...

...

— Территории указанных нацпарков должны включить в Изумрудную сеть Европы, создание которой на территории Украины предусмотрено Соглашением об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом. Нарушение естественного состояния этих объектов может привести к срыву выполнения обязательств Украины перед ЕС, — подчеркнул министр.

Минэкологии предложило не строить новые гидроэлектростанции, если нет подтверждения их экологической безопасности, но в Министерстве энергетики эти замечания проигнорировали:

— Хочу напомнить, что это энергетическая (!) стратегия Украины. Поэтому вопросы предупреждения негативного воздействия на биоразнообразие, на пути миграции видов любых животных, защитные мероприятия по водоболотным птицам и так далее мы предлагаем Минэкологии рассматривать в их документах, — прокомментировал Виталий Кушниров, заместитель директора Департамента стратегии развития промышленно-энергетическогокомплекса и инвестиционной политики Минэнергетики.

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман, очевидно, соглашается с энергетическим ведомством. Он подписал правительственное распоряжение — принять программу развития гидроэнергетики до 2026-го года. Она предусматривает строительство каскада ГЭС, даже несмотря на то, что эта программа была написана с огромным количеством нарушений и без учета замечаний экологов.

Молдова все стерпит

Новоднестровская ГЭС появилась в 1983 году. С ее появлением Днестр начал ежегодно терять 2,2 кубических километра воды — это эквивалент объема воды, которая течет в реке Прут на протяжении одного года.

Несмотря на значительные потери воды, украинская власть решила сделать проект еще более масштабным. В 1999 году начала ГЭС у Нагорян, а еще через десять лет — ввели в эксплуатацию ГАЭС, а затем — верхний бассейн.

Чтобы нивелировать большие перепады воды во время работы гидроэлектростанции и уменьшить негативное экологическое воздействие на реку, между Новоднестровской ГЭС и ГЭС у Нагорян создали дополнительный буферный бассейн. Но впоследствии украинские энергетики начали использовать этот бассейн для… производства электроэнергии. Поэтому вместо запланированной пользы буферный бассейн стал губительным фактором для Днестра.

Днестровская ГЭС

При этом, Молдова закрывает глаза на то, что уже сейчас «Укргидроэнерго» не выполняет свои обязательства по стабильному потоку воды в Днестре ниже по течению после ГЭС — более 120 кубических метров в секунду. По данным Государственной гидрометеорологической службы Молдовы, такой объем бывает только в пиковые часы, а остальное время течение вообще отсутствует.

— Власть Молдовы не может быть уверена даже в отношении такого количества воды, — говорит директор Государственной гидрометеорологической службы Молдовы Валерий Казак. — Могилев-Подольская гидрологическая станция по неизвестным причинам не предоставляет данных об объемах воды еще с 2015 года.

Говоря об экологических проблемах Молдовы, президент Украинской энергетической ассоциации Василий Котко во время собрания энергетиков в августе заявил, что «каждый должен представлять свои интересы»:

— Мы, украинцы, представляем наши интересы. И если в Молдове есть проблемы, пусть она сама решает их, — сказал он.

В тему: За 25 лет с карты Украины исчезло 10 тысяч рек — Ассоциация рыболовов

При этом Игорь Сирота, генеральный директор «Укргидроэнерго», обвинил молдовскую сторону в том, что она подыгрывает Кремлю:

— Они [молдаване] хотят ежедневно по 120 кубических метров воды. Весной, да, есть 300, 400, 500, 600 кубических метров в секунду, но летом нет! Более того, вопрос с молдовской стороной должен быть закрыт! Что делает молдовская сторона? Я покажу вам статьи с 90-х годов из Российской Федерации. Мы знаем, кто там делает политику! Они [молдаване] против гидроэнергии, — заявил Сирота.

С каждым годом аппетиты гидроэнергетиков растут. Сейчас на ГАЭС работает три гидроагрегата, четвертый заработает в 2018 году. Но чтобы сделать комплекс еще более мощным, «Укргидроэнерго» хочет установить дополнительно три агрегата.

Впрочем, без официального согласия Молдовы это сделать невозможно, потому что строительные работы нужно вести и на правом берегу Днестра, который находится на молдовской стороне. Поэтому «Укргидроэнерго» уже официально обратилось к правительству республики с просьбой арендовать 19 гектаров земли на правом берегу Днестра.

Такое строительство идет в разрез с международными соглашениями об охране пограничных рек и о пограничных водах, которые в 90-х годах подписывали Украина и Молдова, приобщаясь к профильным документам ООН.

Впрочем, очень высока вероятность, что несмотря на все международные обязательства Молдова пойдет навстречу Украине. И неважно, что новые энергетические объекты — не в пользу миллионам граждан, пьющих воду из Днестра.

В тему: Едем в Медоборы. Часть 2: Хмельнитчина

Скрытые причины толерантности

Почему Молдова позволяет Украине строить новые ГЭС, несмотря на риск остаться без питьевой воды?

По данным Wikileaks, после введения в эксплуатацию ГЭС у Нагорян, в 2002 году Молдова потребовала от Украины отдавать 20% дохода комплекса, но получила отказ. Поэтому через год молдовские пограничники вошли в гидроэнергетический комплекс, выгнали оттуда работников и установили пограничный пункт посередине дамбы.

В ответ на такие действия, украинский посол в Кишиневе Сергей Пирожков в 2007 году отклонил утверждение о том, что Украина нарушила суверенную территорию Молдовы. Он подчеркнул, что Молдова никогда не претендовала на владение Днестровским гидроэнергетическим комплексом.

20 мая 2008 года вице-премьер Молдовы Игорь Додон приехал в Киев на переговоры о ценах на электроэнергию. Тогда украинским премьером был Виктор Янукович. Стороны договорились о том, что Украина будет продавать Молдове электроэнергию по цене $0,04 за кВт-час. То есть, потребители Молдовы платили за импортируемую электроэнергию меньше, чем украинцы, которые в то время платили $0,062 за кВт-час.

При этом Молдова согласилась с требованиями Киева постепенного повышения цен до июля 2009 года. Дата была выбрана не случайно — на апрель 2009-го в Молдове были запланированы парламентские выборы.

Кроме того, во время переговоров стороны договорились о том, что Молдова не претендует на гидроэнергетический комплекс на Днестре, а Украина признает, что 60 молдовских предприятий на ее территории — это собственность Молдовы.

В феврале 2010 года премьер-министр Молдовы Влад Филат и премьер-министр Украины Юлия Тимошенко подписали секретный протокол о признании украинских предприятий и других объектов на территории Республики Молдова, которые по состоянию на 1 декабря 1990 года были в союзно-республиканском подчинении.

— Согласно этому протоколу, Украина имеет на молдовской территории молдовскую часть плотины в Наславче, — пояснил Михаил Дорук, руководитель Отдела управления государственной собственностью Агентства государственного имущества Молдовы.

Власти Молдовы не обнародовали это решение для своих граждан. Но эта территория уже ограничена украинской властью.

Сейчас правительство Молдовы не делает ничего для того, чтобы защитить Днестр от уничтожения.

Хищение и злоупотребления

На строительство шести ГЭС на Днестре в «Укргидроэнерго» планируют потратить 20 млрд0 180 млн гривен. Эта сумма почти в десять раз больше прошлогодней чистой прибыли компании. При этом, расчеты стоимости проекта в публичном доступе отсутствуют.

— Эти средства никакого отношения к госбюджету не имеют. Бюджетные средства — это деньги из ваших налогов. Мы средства из бюджета не получаем. Мы продаем свой товар и получаем за это деньги, — уверяет Игорь Сирота.

Но руководитель компании лжет. Основателем ЗАО «Укргидроэнерго» является Министерство энергетики и угольной промышленности Украины, и компания на 100% принадлежит государству. А средства субъектов хозяйствования государственной собственности, полученные от их хозяйственной деятельности, по закону, являются публичными средствами.

К тому же, «зеленый тариф», на который рассчитывают в «Укргидроэнерго», для малых ГЭС — 10,45 евроцентов (примерно 3.40 грн) за киловатт-час. А цена для частных потребителей, например, в Киеве колеблется от 0,90 грн до 1,68 грн за киловатт. Разницу между ценой продажи энергии и ценой, которую получают производители, выплачивает бюджет Украины.

Планируемая мощность шести ГЭС составит около 360 МВт. Это всего 0,01% от всей электроэнергии, производимой в Украине. Если умножить производимую электроэнергию на цену зеленого тарифа, то, по грубым подсчетам, инвестиции в строительство окупятся за два-четырегода. Но — и это важное обстоятельство — за счет бюджета!

Смета расходов публичных средств для государственной компании написала харьковская частная фирма — ОАО «Укргидропроект». Она утверждена премьер-министром как компания, которая будет проводить работы, связанные с научными изысканиями на местах (так называемое технико-экономическое обоснование). Стоимость работ уже также известна — 155 млн гривен.

Директор ПАО «Укргидропроект» Симовьян Саркис одновременно является председателем наблюдательного совета банка «Грант». Неудивительно, что именно услугами банка «Грант» пользуется ПАО «Укргидропроект».

В 2014 году руководство ОАО «Укргидропроект» обвиняли в подделке документов в рамках уголовного дела.

«Должностные лица ОАО „Укргидропроект“ с июня 2013 года по март 2014 года вносили в документы бухгалтерского учета указанных предприятий заведомо ложные сведения о приобретении у подрядных организаций выполненных проектных работ и инженерных изысканий в сфере гидроэнергетического и водохозяйственного строительства», — говорится в постановлении суда.

В то же время Государственная финансовая инспекция провела ревизию финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Укргидроэнерго» за 2011–2013 годы. Проверяющие выяснили, что ПАО «Укргидроэнерго» нанесло государству ущерб в результате завышения стоимости работ и лишних средств, включенных на выполнение работ.

Подключилась к процессу анализа хозяйственной деятельности и Генеральная прокуратура. Она возбудила уголовное производство по фактам хищения государственных средств должностными лицами ПАО «Укргидроэнерго» в период 2010–2014 годов, путем организации закупок товаров, работ и услуг у подконтрольных предприятий по значительно завышенным ценам.

Не будут ли разворовываться государственные средства в рамках разработки технической документации (155 млн гривен) и в процессе строительства шести гидроэлектростанций (20 млрд 185 млн гривен) — остается только догадываться.

Ведь с марта 2011-го года бессменным директором ПАО «Укргидроэнерго» является Игорь Сирота. Таким образом, расследования пришлись на время его управления.

Солнечные перспективы

Сейчас около 70 малых гидроэлектростанций производят 0,16% электроэнергии в Украине. Этого недостаточно для покрытия пиковых нагрузок, потому что они приходятся на зимний период — когда малые ГЭС простаивают из-за низкого уровня воды в реках и ее замерзания и обледенения оборудования.

— Единственная же и главная причина строительства малых ГЭС на горной реке — благодаря «зеленому тарифу», по которому закупается электроэнергия, произведенная на объектах электроэнергетики из альтернативных источников энергии. Поэтому строительство окупается уже через несколько лет, а дальше на протяжении десятков лет деньги исправно текут в частные карманы, — объясняют специалисты WWF в Украине.

— Местное население должно получить защиту от наводнений, — аргументирует Игорь Сирота необходимость ГЭС на Днестре.

В то же время, ученые констатируют — ГЭС не спасают от паводков.

— Днестр во время паводков дает столько воды, что двухметровый противопаводковый объем наполнится за 5 часов. То есть, через 5 часов вода перельется, и будет прибывать ровно столько, сколько пришло. А паводки продолжаются днями, — говорит Александр Викирчак, начальник научного отдела НПП «Днестровский каньон».

Июль 2008-го. Несмотря на то, что в 1959-м году в городе Снятин построили малую ГЭС, это не спасло населенный пункт от наводнения. Вода достигала крыш домов.

Июль 2008-го. Несмотря на то, что в 1959-м году в городе Снятин построили малую ГЭС, это не спасло населенный пункт от наводнения. Вода достигала крыш домов.

Идеального баланса между желанием продавать энергию по «зеленому тарифу» и сохранением природы можно достичь, развивая солнечную и ветровую энергетику. В последние годы в Украине строят все больше ветровых и солнечных электростанций. По словам главы Госэнергоэффективности Сергея Савчука, по сравнению с 2015-м годом, в 2016-м вдвое выросло количество электростанций, работающих на мощностях возобновляемой энергетики.

В региональных стратегиях развития поддержка альтернативной энергетики — в приоритете. Для этого планируется подогревать воду в школах, больницах, госучреждениях и многоквартирных домах с помощью солнечной энергии. К примеру, в Черновицкой области до 2020-го года за средства инвесторов планируется построить 396 солнечных электростанций.

Даже на склонах Днестра у города Залещики ООО «Solar» сейчас строит новую СЭС, мощность которой будет втрое больше, чем имеет Касперовская ГЭС. Директор компании Владимир Шпак не разделяет мнения пессимистов, что, мол, Украина — не Кипр, здесь солнца мало. Он ставит в пример расположенную севернее Украины Германию — мирового лидера в строительстве СЭС.

— Основная масса инвестиций — это солнечные панели. Остальное зависит от рельефа местности. 1 ватт стоит 0,8 евро при строительстве. А такая станция стоит 4–4,5 миллиона евро, — говорит предприниматель.

По его подсчетам, чтобы вернуть эти инвестиции, понадобится 4–6 лет. А срок жизни станции — 25 лет.

По официальным данным, около 1600 украинских семей уже установили солнечные панели на своих домах. Потенциал развития гигантский: в стране около 6,5 млн частных домохозяйств.

Тайные встречи

Согласно закону, строить новые ГЭС нельзя, если местные органы власти выступают против этого. Тернопольский и Ивано-Франковский облсоветы уже приняли решение запретить строительство каскада ГЭС на территории своих областей. И только Черновицкая ОГА медлит:

— Сейчас преждевременно делать какие-либо категорические выводы о целесообразности строительства в верхней части Днестра и его дальнейшего воздействия на окружающую среду, — заявил первый заместитель председателя Черновицкого областного совета М. Павлюк.

По словам депутата Черновицкого облсовета Ивана Апостолюка, депутаты президентской фракции откровенно лоббируют строительство каскада ГЭС на Днестре:

— До сессии мы собрали более тысячи подписей и дополнение к обращению о запрете каскада малых ГЭС на реке Днестр. Даже наши коллеги, которые прекрасно знают всю суть данной глобальной проблемы — пошли против мнения людей. На Буковине, как видим, депутаты от пропрезидентской фракции упорно отстаивают олигархический бизнес, — говорит он.

Энергетикам выгодно, что в Украине нет процедуры раннего информирования местного населения, а процедура проведения общественных слушаний очень несовершенна. Обычно такие слушания проводит инвестор. И происходят они «для галочки».

— К сожалению, все чаще общественные активисты сталкиваются со случаями, когда органы местного самоуправления тайком от общины согласовывают участки для строительства ГЭС. А община узнает о том, что-то планируется, только тогда, когда в русло реки заходит тяжелая техника и начинается разрушение созданных природой водоемов, — констатируют в WWF.

Непросто вести диалог об экологических угрозах и с высшим руководством государства. Министр энергетики Игорь Насалик проигнорировал письмо общественной организации «Национальный экологический центр Украины» (НЭЦУ) с предложением о встрече для обсуждения Программы развития гидроэнергетики до 2026-го года.

— Министру Насалику в феврале мы отправили письмо с просьбой о встрече. Письмо подписало огромное количество общественных организаций. Мы до сих пор ждем ответа. Ответа нет, — говорит Дмитрий Иванов, представитель НЭЦУ в городе Каневе.

Зато ПАО «Укргидроэнерго» пригласило руководителя НЭЦУ на совместное заседание, чтобы обсудить экологические угрозы реализации программы развития гидроэнергетики.

Заседание проходило на закрытой территории ПАО «Укргидроэнерго», куда вход для посторонних запрещен. На мероприятие не пригласили ни журналистов, ни представителей других экологических общественных организаций, кроме НЭЦУ. Зато пригласили около сотни гидроэнергетиков, которые 3 часа подряд критиковали экологов.

— Экономика диктует все. Конечно, лучше ничем не заниматься, и тогда никакого вреда экологии не будет наноситься, — заявил с трибуны Василий Котко, президент Энергетической ассоциации Украины, председатель общественного совета при Нацкомиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг.

— Если правительство принимает решения, противоречащие здравому смыслу и развитию современного мира, то это проблема правительства. Мы, активисты, должны заставить правительство изменить свою позицию, изменить решения, которые не приносят пользы государству, — выразил природоохранную позицию Дмитрий Иванов.

На следующий день после горячей дискуссии на официальной странице Минэнергетики появилась новость с заголовком «Ученые и общественность поддерживают внедрение Программы развития гидроэнергетики до 2026 года».

Пресс-секретарь министерства не написал в новости ни слова о том, что экологи имеют множество замечаний к правительственной программе.

Секретарь парламентского комитета по вопросам экологической политики Остап Еднак констатирует: нынешний закон об экологической экспертизе неэффективен, потому что в нем отсутствует процедура учета замечаний общественности и экспертов в процедуре экологической экспертизы.

Парламентарий является соавтором закона «Об экологической оценке воздействия на окружающую среду», который начнет действовать с 18 декабря. Его нормы дают надежду на то, что общественность сможет больше влиять на процесс реализации подобных ГЭС объектов.

— Это будет абсолютно европейская прозрачная процедура оценки воздействия на окружающую среду: со сбором аргументов, с проведением общественных слушаний, с опубликованием отчета об оценке по влиянию на окружающую среду. Государственные отчеты и все выводы будут вноситься в реестр, введенный этим законом. Процедура предусматривает четкие требования и ответственность для чиновников — когда эти документы должны быть опубликованы, проработаны и тому подобное. И всю эту процедуру граждане смогут видеть в режиме реального времени, — объясняет Еднак. И добавляет: — Мы даем обществу инструмент, и теперь оно должно не бояться им воспользоваться.

Любовь Величко (Украина), фото: Илья Гулько (Молдова), графика: Надя Кельм; опубликовано в издании ТЕКСТИ