Как Советскую Россию победили на подступах к Варшаве: украинский фактор «чуда на Висле»

РПЦ МП была создана КГБ (ДОКУМЕНТЫ)

11/12/2017 AA 0

СБУ обнародовала документы НКГБ об образовании Московской Патриархии. В них, в частности утверждается, что все !!! делегаты т.н. Поместного Собора РПЦ МП 1945 года были […]

Фото:  БЕРДИЧЕВ, АПРЕЛЬ 1920 Г. НА ФОТО (СЛЕВА НАПРАВО): ПОЛЬСКИЙ ГЕНЕРАЛ АНДЖЕЙ

Ежегодно в августе Польша торжественно чествует героев «чуда на Висле», тех польских воинов, кто остановил поход «красных коней» на Варшаву, Берлин и Париж. И ежегодно за пределами надлежащего внимания остается роль военно-политического союзника возобновленной Речи Посполитой в борьбе не на жизнь, а на смерть. Союзником этим была Украинская Народная Республика (УНР).

На фото вверху: Бердичев, апрель 1920 г. (слева направо): польский генерал Анджей ЛИСТОВСКИЙ, главный атаман Симон ПЕТЛЮРА, генерал армии УНР Сальский и Марк БЕЗРУЧКО / Фото с сайта petlura.poltava.ua

Это была не польско-советская война, как о ней до сих пор пишут. Эта война была скорее польско-украинской (не поляки против украинцев, а поляки вместе с украинцами) — против Советской России. Украинцы имели в той войне собственный интерес: построение своего национального государства, не советской республики, а независимой народной республики.

При этом большевики умело привлекли к себе определенную часть украинских самостийников — тех, кто не мог простить Польше оккупацию Галичины — от экс-премьера УНР Владимира Винниченко до боротьбистов во главе с Элланом-Блакитным, Любченко, Шумским. Имели большевики в своем распоряжении и корпус Красного казачества Виталия Примакова — ударное мобильное соединение, которое вместе с конницей Буденного за год до этого сорвало поход на Москву офицерских полков Деникина, шедших под лозунгом «единой неделимой России-матушки». Украинцам Кремль пообещал «красную Украину» от Сяна до Дона; одновременно польским коммунистам во главе с Мархлевским и Дзержинским была обещана Польша по Збруч и Минск.

В тему: Сечевые стрельцы в Армии УНР в роли гвардии Украинской революции. Оценки историков

И все же как самостоятельная государственно-политическая сила украинцы были представлены на стороне тех, кто защищал европейскую цивилизацию от тоталитаризма, уже готового «большевизировать» сначала Польшу, Румынию, Венгрию, потом Германию и Италию, а затем — всю Европу и весь мир. В начале 1920 года второй человек в тогдашнем советском руководстве, творец и вождь Красной армии Лев Троцкий, откликаясь на обретение Харькова своими войсками, недвусмысленно заявил в записанной на грампластинку речи: «В настоящее время трудящиеся люди, получившие благодаря советской власти в свои руки управление государством, — строят новую, Советскую Федеральную Россию, и эта новая Советская Россия протягивает свои руки к рождающейся Германии, и будет во всем мире единая Советская республика всех народов!»

При этих обстоятельствах согласно заключенному 20 апреля 1920 года в Варшаве соглашению правительство Польши признало независимость Украинской Народной Республики. А 25 апреля 15 тысяч украинских воинов, объединенных в две дивизии под командованием полковников Марка Безручка и Александра Удовиченко, а также 50 тысяч польских бойцов двинулось к востоку. К ним впоследствии присоединились те части Действенной армии УНР, которые принимали участие в Первом Зимнем походе по тылам большевистского войска на Правобережье. На протяжении недели союзники освободили от большевиков Козятин, Житомир, Бердичев, Коростень, а 7 мая вступили в Киев. Значительную помощь союзным войскам предоставляли украинские повстанцы, против которых было брошено больше красных войск, чем их находилось на фронте.

Однако советское командование в кризисной ситуации действовало оперативно и эффективно. Имея в своем распоряжении огромные человеческие ресурсы, оно создало преимущество в живой силе, в частности, перебросило с Северного Кавказа на Правобережье Первую конную армию. Уже 14 мая красноармейские части Западного и Юго-западного фронтов начали контрнаступление. В начале июня они захватили Сквиру, Белую Церковь, Фастов, Бердичев, Житомир, а 12 июня — Киев. За месяц Красная армия вышла на Збруч, и в Тернополе была провозглашена Галицкая Социалистическая Советская Республика.

Украинские воины героически сражались против значительно больших сил врага и отступали организовано, оказывая сопротивление на каждом шагу. Вот что писал польский дипломат Каетан Моравский в июле 1920 года: «На юге Ридз-Смиглы овладел ситуацией и удерживает линию Збруча. Большая в этом заслуга украинских формирований, которые даже во время неудачи не потеряли холодную кровь, и значительно превышая наши войска дисциплиной, воюют как герои. В самой критической ситуации украинский офицерский легион сдержал наступление красных гвардий на территорию Галичины, оплачивая свой героический подвиг потерей 350 офицеров убитых или раненных».

В тему: Дмитро Павлычко: К полякам

Стратегическая операция задумана была красным командованием хорошо. Первая конная армия Буденного наступает с юга, третий конный корпус Гая — с севера. Пехота Западного фронта идет напрямик через Белосток. Встреча — под Варшавой; польские войска будут окружены, деморализованы и вынуждены капитулировать. А затем — дальше на запад через «труп белой Польши».

А то, какую реально «революцию извне» несла Красная армия на своих штыках и саблях, засвидетельствовал одессит Исаак Бабель, будущий писатель, который был работником редакции газеты «Красный кавалерист» и прошел вместе с Первой конной армией всю кампанию 1920 года. Только в середине 1990-х был напечатан его дневник тех времен. И вот какие записи в нем сопровождают июльские и августовские боевые действия конников:

«Страшная правда — все солдаты больны сифилисом… Солдатская язва. Едят толченый хрусталь, пьют карболку, молотое стекло. Все бойцы — бархатные фуражки, изнасилования, чубы, бои, революция и сифилис… Продвижение ко Львову. Неудачный бой под Островом, но все же поляки отходят. Сведения об обороне Львова — профессора, женщины, подростки. Апанасенко [один из начдивов армии Буденного. — С.Г.] будет их резать — он ненавидит интеллигенцию… Сапожник, сокальский сапожник, пролетарий. Сапожник ждал Советскую власть — он видит жидожеров и грабителей, и не будет заработка, он озадачен и недоверчиво смотрит… Лавки все открыты, мел и смола, солдаты рыщут, ругают жидов, заходят в квартиры, жадные глаза, руки дрожат, необычная армия. Ночью будет грабеж города — это все знают».

В тему: «Їде Ленін на свині, а Троцький на курці …»

Вероятно, именно такие действия, присущие не только воякам Первой конной армии, стали одним из главных факторов неудачи похода Красной армии на запад. 16 августа 1920 года началось успешное контрнаступление польских войск под Варшавой и вскоре Западный фронт будущего советского маршала Тухачевского потерпел поражение. Но в распоряжении большевиков еще оставалась мощная мобильная ударная сила — та же Первая конная армия. Ее появление под польской столицей могло изменить стратегическую ситуацию. Приказ был отдан и… Описывает генерал-хорунжий Александр Удовиченко.

«Буденный, восхищенный своими успехами, перед тем как двинуться на Варшаву, решил с налета захватить Львов, однако встретил здесь серьезный отпор и, понеся большие потери, двинулся в направлении Замостья, к которому и подошел 29 августа.

В Замостье в старой крепости в то время оказались части 6-й украинской Сечевой дивизии в команде генштаба полк. Безручко, которых направляли с фронта ІІІ-ой польской армии на соединение с Украинской Армией на Днестре. Кроме вышеупомянутой 6-й дивизии, в состав залоги Замостья еще вошел 31-й польский полк и 2 этапных куреня. Всего — 3200 штыков, 200 сабель, 12 пушек, и 3 бронепоезда. Комендантом военной части был полк. Безручко.

29 августа Буденный ссаживает своих конников с коней и после пушечной подготовки ведет их на штурм крепости, которая представляла малый городок, обнесенный старой стеной. Атаки буденовцев с востока были отбиты, с большими потерями для них. Утром 30 августа Буденный окружил Замостье и повел наступление со всех сторон. Войско Замостья самоотверженно оборонялось, но с запада буденовцам повезло дойти до проволочных препятствий и уничтожить их, почти ворвавшись в Замостье. Однако последняя резерва — украинская сотня, контратакой отбросила врага за ограждение.

Около 70 вражеских пушек начали адский огонь, на который осторожно (сохраняя снаряды), но метко, отвечали 12 украинских пушек. И эта атака для армии Буденного окончилась поражением. Неожиданно 31 августа Буденный прекратил штурм Замостья и спешно начал отступать к востоку, потому что в его заполье появились польские дивизии, которые были перекинуты с северного фронта. Штурм Замостья, под которым Буденный понес большие потери, окончательно сломал ему зубы и ослабил его. Он не в силах был продолжать свой рейд к Варшаве.

Сопротивление, которое встретил Буденный под Замостьем, окончательно разбило широко построенные стратегические планы Красной Армии, а именно: конными армиями с севера и с юга окружить Польскую Армию. В разбивке этих планов активное участие приняла 6-я украинская дивизия с полк. Безручко во главе».

В тему: Польская оккупация Западной Украины в 1918-1939 годах. Как это было

Поэтому ранее непобедимый Буденный столкнулся с малоизвестным тогда (да и в настоящий момент) полковником Безручко. Под Замостьем Буденный имел впятеро больше активных штыков и сабель, чем Безручко. Плюс бронепоезда и несколько отрядов бронеавтомобилей. По военной теории, для победы достаточно иметь втрое больше сил. Но полковник Марко Безручко и Всеволод Змиенко, который был у него заместителем (оба — «східняки», один тавричанин, другой одессит), компенсировали недостаток штыков и сабель грамотным тактическим построением глубоко эшелонированной обороны города: за те несколько дней, пока Буденный шел к Замостью из-под Львова, саперы поставили линию проволочных загонов, в некоторых городах даже в 3-4 ряда, за которыми была расположена цепь гнездовых опорных пунктов, шанцев полного профиля и пулеметных дзотов. И «красные кони» повернули назад, а Безручко и Змиенко получили за победу звание генеральских хорунжих УНР и польские награды.

Последующие события — это отдельная тема. Здесь же отметим, что «красный Бонапарт» (как его нередко называли на Западе) Тухачевский позже вспоминал: «Революция извне была возможна. Капиталистическая Европа была возмущена до основания, и если бы не наши стратегические ошибки, не наш военный проигрыш, то, может быть, Польская кампания стала бы соединительным звеном между революцией октябрьской и революцией западноевропейской».

Действительно, вся история Старой Европы в ХХ веке была бы другой и вряд ли лучшей. Наверно, западные европейцы при таком ходе событий в совершенстве выучили бы географию «архипелага ГУЛАГ», забыли бы много своих буржуазных навыков в экономике и политике, а в настоящее время были бы вынуждены вместе с нами учиться демократии и рынку. Поэтому стоит помнить, что войска УНР были среди тех, кто обеспечил «чудо на Висле» и спас Европу от занесенного над ней меча большевизма.

Сергей Грабовский, опубликовано в газете День