Старая страна нового президента

Старая страна нового президента

Провальный визит Зеленского в Вашингтон принес давно ожидаемое облегчение на печерские холмы. Он стал сигналом к тому, что «медовый месяц» новой власти закончился, что теперь ее не просто нужно, но и можно критиковать, что это уже не будет восприниматься избирателями как посягательство на их выбор. В свое время этот водораздел перешли Ющенко и Порошенко. И здесь логично возникает соблазн поставить Зеленского в один ряд с остальными неудавшимися мессиями в истории failed state, возведенного на обломках УССР. Однако, Зеленский не мессия и никогда им не был — никто не выбрал бы на роль мессии неопытного артиста. Его историческая роль совершенно другая. Он должен был стать главой ликвидационной комиссии. Поэтому очень важно критиковать Зеленского правильно — не за то, что у него не получается руководить старым государством, а за то, что, вопреки воле избирателей, он пытается его реанимировать.

«Среди достоинств, которые ценит Владимир Зеленский, напрочь отсутствует профессионализм», — в этом упрекает Зеленского госпожа Мостовая. Понятно, что говоря о профессионализме, Зеленского просто пытаются заставить делиться властью с теми, за кого никто не голосовал. Вот только упрекать Зеленского нужно как раз именно за это — за то, что он более чем активно делегирует власть тем, кому он ее делегировать не должен. И речь не только о Коломойском или Авакове.

Непропорционально большую квоту во власти снова получили приведенные кем-то за ручку мальчики и девочки, единственным достоинством которых является соответствие определенным идеологическим шаблонам. Все эти активистки и выпускники «офисов реформ» совершенно очевидно не способны проводить никакие реформы. Пока они пишут глупости в соцсетях, вверенными им министерствами и ведомствами руководят «решалы», погружая систему госуправления в привычный и столь удобный им хаос. И проблема здесь не только в том, что профессионализм снова подменяется непрофессионализмом. С точки зрения избирателя Зеленского, куда большая проблема в том, что, как и при Порошенко, «хороший человек» это снова профессия. Что на власть влияют группы, которые были списаны в утиль 21 апреля.

Происходящее сейчас слишком напоминает 2014 год. Реинкарнацию постмайданной Украины и превращение Зеленского в Порошенко-2 пока маскирует наглаженный костюм и прочие внешние отличия, но даже их, на самом деле, не так то уж и много. Уже просто забылось то, что в 2014 году тоже была монокоалиция в лице БПП, Народного фронта и примкнувших к ним сателлитов. Были «новые лица», «реформаторы» и, как сейчас Зеленский, Порошенко бодро собирал власть, расставляя «своих» людей по всей вертикали, безустанно говоря о мире, борьбе с коррупцией и невиданных реформах под руководством МВФ. И именно сходство с той Украиной и является преступлением.

Зеленский может раздавать должности друзьям из «95 квартала», назначать кого угодно куда угодно. Но обязательным условием любого назначения должна была быть способность создавать новое и живое на месте давно мертвых конструкций. Собственно только эффективность в выполнении этой задачи и должна быть важна — об этом с Зеленским договаривался избиратель и на это он давал ему мандат. Благодаря этому мандату Зеленский может принимать любые решения, не только кадровые, ни на кого оглядываясь, и не пытаясь вписаться в какие-то идеологические рамки. Но Зеленский оглядывается, и делает это все чаще и чаще.

Глава Офиса президента Андрей Богдан как-то сказал, что новой власти не нужны посредники в лице журналистов. Но сказав «А», у Зеленского почему-то не смогли сказать «Б». Новой власти не нужны не только старые журналисты. Ей не нужны и союзники в лице старых элит и старых идеологий. После 21 апреля кроме власти и народа здесь нет никого и ничего.

От Зеленского ждали новое государство, построенное на совершенно новых принципах, а не попыток реанимировать страну Порошенко. Собственно, пока еще ждут. Но вряд ли будут ждать слишком долго.

https://www.capital.ua/ru/news/133029-staraya-strana-novogo-prezidenta