Вместо мольфара

Чому переміг Зеленський: шість рівнів перемоги

20/08/2019 admin 0

Після президентських виборів з’явилося чимало пояснень, запропонованих як прихильниками переможців, так і прихильниками переможених. Всі ці пояснення, попри різноманітність і несумісність, мають спільну ваду: спрощення. […]

Под присмотром американских солдат немцы из Гарденлегена вытаскивают из общей могилы тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау

Сейчас автор примерит на себя образ мольфара и слегка попророчествует, но перед коротким текстом пророчества – два лирических отступления или примера, которые помогут правильно воспринять это самое пророчество.

Пример №1. Германия, лето 1945 года.

Как известно, окончание боевых действий в Европе, в рамках Второй Мировой Войны, закончилось оккупацией Германии войсками союзников. Поскольку условия оккупации были согласованы заранее, никаких инцидентов не наблюдалось, и в итоге, бывший Рейх был поделен на четыре части, по количеству стран-участниц коалиции: США, Великобритания, Франция и совок. В таких же пропорциях была разделена и столица Германии – Берлин.

Изначально зоны оккупации не рассматривались как некие квази-административные единицы, которые могли стать основой государственных образований. Просто оккупационные власти наводили на этих территориях порядок, восстанавливали функционирование гражданских институтов, и конечно же, там занимались поиском военных преступников. Намного позже Германия была де-факто разделена на Западную и Восточную, которые получили соответственно названия: ФРГ и ГДР, то же самое произошло и с Берлином. Три четверти Германии и Берлина ушли на Запад, а четверть – осталась за совком.

Но сразу после оккупации проблемы разделения не стояли, а вместо этого, возник ряд проблем, к которым союзники явно не были готовыми. Одной из фундаментальных проблем оказалось полное отсутствие там приверженцев национал-социализма. Буквально за пару месяцев до окончания войны немцы вгрызались в землю и с наступающими войсками союзников сражались не только части Вермахта и СС, но и Фольксштурм и Гитлерюгенд, а потом все куда-то исчезли.

Американцы очень быстро обнаружили, что местная публика приспособилась делать большие круглые глаза и с обидой в голосе уточнять: «Нацисты? Не! Не слышали!». Правда, немцы всегда хорошо вели учет всего, в том числе и лиц, состоявших в различных парамилитарных организациях Рейха и тех, кто состоял в партии. Оказалось, что эти деятели как раз и делали круглые глаза больше всех.

После этого началась вторая серия общения с этой публикой и та била себя пяткой в грудь, утверждая о том, что им ничего не было известно о миллионах жертв режима, и что узнай они об этом, конечно, положили бы конец этому безобразию. Последней каплей терпения американских оккупационных сил стал поголовный отказ немцев от факта голосования за товарища Гитлера и его партию в 1933 году. Оказалось, что почти невозможно найти живого человека, который своим голосом привел Гитлера ко власти.

Как известно, американцы плюнули на эти тупые игры и заставили гражданское население пройти ряд экскурсий в ближайшие концлагеря, а потом – снабдили его (население) лопатами и заставили раскапывать братские могилы на месте массовых казней и раскладывать трупы по гробам, чтобы по-людски перезахоронить казненных.

Тем не менее, немцы участвовали в этих мероприятиях с таким видом, что это кто-то им выбрал Гитлера на пост канцлера и фюрера, а потом – какие-то заезжие типы построили у них концлагеря и занимались там расстрелами и более страшными вещами. Мол, они к этому не имеют никакого отношения.

Пример №2. Киев, лето 2018 года.

Как известно, ближе к концу лета, в Киеве выдается месяц-полтора просто невыносимой жары. В это время высыхает вся трава и даже сохнут многие деревья. Днем на улице просто нечем дышать, а общественный транспорт, который еще не скоро обзаведется кондиционерами, как в европейских странах, превращается в душегубку. Но самое мрачное время – вечерний час-пик, когда маршрутки, автобусы и метро просто забиты мокрыми телами пассажиров.

И вот представьте, что в такой неприятной, по определению, обстановке едет поезд метро с забитыми вагонами. Даже в тоннелях метро воздух жаркий и спертый. Прямо скажем – дышать там особенно нечем. И вот в какой-то момент на весь вагон раздается истеричный женский голос, исполненный боли и безысходности. Она взывает к совести и благоразумию пассажиров, поскольку в такой обстановке кто-то умудрился еще этот отсутствующий воздух и испортить. И вот она вопрошает: «Кто эта сволочь?», а в ответ – тишина. Ясно, что никто не признался.

Пророчество.

Независимо от того, как закончатся выборы, рано или поздно (в зависимости от победителя выборов) избиратели, голосовавшие за клована уйдут в отказ и не признаются ни родным, ни близким, а особенно – своим детям, что именно они отдали свой голос за это недоразумение.

Это будет равносильно признанию того, что вот эту саму венерическую болезнь удалось найти в таком месте, что об этом даже стыдно говорить, и о чем никто, никогда, никому не признается.  Как, например,  не признается, что на банкете он сам себе это наделал на пиджак, а вместо этого – будет рассказывать о ком-то, кто перебрал спиртного и совершенно случайно вывел из строя его дорогой костюм.

В общем, как в том вагоне метро или послевоенной Германии окажется, что за клована голосовал кто-то из толпы, а сам он – белый и пушистый, патриот и все такое. Это будет безусловно и скоро.

Вместо мольфара