facebook
СУРМА

Попытка бегства от «старшей сестры»: белорусский сценарий

Перша відставка у Зеленського: Зеркаль відмовилась від посади в АПУ

22/05/2019 admin 0

  Заступник міністра закордонних справ Олена Зеркаль відмовилась від посади заступника голови Адміністрації президента України. Відповідний указ про її призначення, підписаний президентом Володимиром Зеленським, видалено […]

Президент Лукашенко

«Славянский разлом»

Пример Беларуси показывает сомнительность самой возможности дружбы с Россией, даже такую ​​лояльную, безамбицийную и во всем послушную партнершу и союзницу как Беларусь, постоянно пытается поставить на колени, шантажируя то ценами на нефть и газ, то таможенными ограничениями. Недавние заявления белорусского президента Александра Лукашенко показали, что отношения между Беларусью и Россией вновь напряжены.

После очередного повышения Россией цен на нефть, по которым Беларусь будет терять около 400 000 000 долларов ежегодно, президент Лукашенко начал отмечать необходимость улучшения отношений с НАТО и ЕС. «Нам следует налаживать отношения с НАТО на основе взаимоуважения, которые в конечном итоге укрепляли бы безопасность нашей страны. Вообще нам нужно активнее преодолевать холод блокового противостояния», — заявил президент Беларуси. Вместе с тем президент Беларуси резко высказался о РФ за то, что сотрудничество его страны с западными государствами вызывает необоснованную отрицательную реакцию «аллергию и временную истерику у нашего главного партнера — Российской Федерации».

Такие неожиданные антироссийские заявления белорусского лидера в последнее время звучат довольно регулярно, особенно после так называемого «ультиматума Медведева», когда в Бресте в декабре 2018 на заседании Совета министров «Союзного государства» Медведев потребовал «более тесной интеграции». Россия требует, чтобы Беларусь ввела единую валюту, таможенную службу, суд и Счетную палату, фактически стало бы потерей существенной части суверенитета страны. В ответ на заявления российского чиновника о присоединении Беларуси, Лукашенко заявил, что бесполезно «шантажировать Беларусь и пытаться ее наклонить, делая наглые заявления о« интеграции».

На фоне реальной угрозы суверенитету Беларуси, в декабре 2018 президент Лукашенко предложил не называть Россию братским государством, а лишь «партнерским». А в января 2019 года Лукашенко заявил, что союз Беларуси и России может развиваться только на равноправной основе. Кризис отношений между обеими странами уже далеко не первый в «союзном государстве», а в 2010-м Беларусь уже пробовала сделать радикальный демарш в направлении «прочь от Москвы».

Венесуэльские гамбит Лукашенко

Когда перед очередными перевыборами Лукашенко Россия начала давить на Минск: ввела экспортные пошлины на нефть, оставило без сырья белорусские НПЗ, тогда Александр Лукашенко сел в самолет и улетел в Венесуэлу, в гости к Уго Чавесу. Там он нашел понимание и подписал двухлетний контракт на поставку 14 млн тонн сырой нефти. Лукашенко поручил правительству найти альтернативу российской нефти.

При этом он указал направление маршрута — порты Литвы и Латвии, чтобы никоим образом не зависеть от транзита через РФ. Однако попытка побега из российской орбиты оказалось дорогой. Несколько танкеров с венесуэльской нефтью марки зашли в литовскую Клайпеду и эстонский порт Мууга, откуда нефть переправили в белорусский Новополоцк. Однако чтобы не везти через весь земной шар, с использованием финансовых сделок по обмену активов венесуэльской нефти заменили на нефть из Азербайджана. Предназначена для Беларуси нефть была поставлена ​​в США, а в Беларусь поступила нефть из Азербайджана, через Грузию и Украину. В 2010-2011 годах через порт Одессы прошло почти 1500000 т нефти азербайджанского происхождения.

Тогда схема сработала только благодаря тому, что удалось договориться с Украиной о запуске нефтепровода «Одесса-Броды». Хотя вскоре белорусские власти признали, что расходы на транспортировку нефти что из Венесуэлы, что из Азербайджана слишком велики. Неизвестно насколько долго Беларусь смогла бы покупать нефть, которая оказалась для нее «золотой». Однако тогда маневр дал свой эффект: Россия пошла Беларуси на уступки — отменила пошлины и возобновила поставки нефти.

Однако «венесуэльский гамбит» 2010-2012 годов вряд ли удастся повторить в 2019 году. Смерть Чавеса, резкое падение мировых цен на нефть и кризисные экономические и политические события в Венесуэле затормозили сотрудничество между государствами и нивелировали ресурсовозможность «венесуэльского тыла» Минска. Венесуэла нечем платить белорусским специалистам и партнерам в области машиностроения и еще в прошлом году имела почти $ 50 млн. Долга перед белорусами. А с началом импорта Венесуэлой бензина за рубежом стало очевидно, что Каракас стал не столько «парашютом», сколько «якорем» для Лукашенко в его попытках отстоять суверенитет страны.

Проклятая дружба

В этих обстоятельствах, когда у белорусов больше нет латиноамериканского тыла, Москва активизировала деятельность над имплементацией Союзного договора с Беларусью с 1999 года, по которому РФ и Беларусь должны создать конфедерацию с единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, судебной, культурной и другими системами. Белорусские и российские эксперты уверены — в Кремле начали работу для подготовки захвата Беларуси. В то же время, на российских телеканалах появились нетипичные ранее сюжеты о росте национализма в Беларуси, о белорусских русофобов и «защита русскоязычного населения».

Белорусские власти российские медиа начали обвинять в «неискренней дружбе». Мол, Беларусь хочет и получать от РФ дешевые энергоносители, и иметь доступ к российским рынкам без высоких пошлин, и в то же время, — платит за такую ​​лояльность только эфемерными заверениями в «дружбе» без реальной интеграции с Россией. То есть российские нефть и деньги платятся в обмен на белорусскую дружбу. Кроме того, что РФ поставляет газ и нефть белорусам в рамках «союзного государства» по ценам чуть не ниже внутренне российские, Россия еще и должна платить за транзит как иностранном государстве. Так Кремль хотел бы с этим недоразумением покончить.

В условиях новой российской попытки задушить в «братских объятиях» суверенитет Беларуси, Лукашенко начал активизацию отношений с Западом, в надежде, что политикой двухвекторности удастся заставить Кремль сохранять статус-кво. Однако белорусская ориентация на Запад может оказаться запоздалой, как с точки зрения европейского, так и белорусского аспектов. Лукашенко слишком долго был «последним диктатором Европы» и верным союзником Москвы, чтобы его приняли на Западе и пообещали поддержку. Кроме того, Запад не будет поддерживать диктаторский режим Лукашенко с репрессиями без реальных демократических реформ. Главным условием дружбы с ЕС будет только демократизация, что будет означать потерю власти для Лукашенко. Поэтому белорусскому президенту придется впитывать между потерей личной власти и потерей суверенитета страны, с возможным сохранением должности российского губернатора.

К тому же, западный вектор Лукашенко может быть осложненным длительным пребыванием страны в системе «русского мира», когда 70-80% населения говорит исключительно на русском, а спецслужбы РФ глубоко проникли в силовые структуры Беларуси. При этом, открыто очистить органы власти от российских «кротов» и шпионов означать резкую реакцию Москвы, выльется в новый экономический петлю для Беларуси, если не в новый сепаратистский проект Кремля по Донбасским сценарию. В конце концов, для борьбы с российской угрозой нужно иметь значительную долю патриотического и националистического населения, готового защищать страну, однако патриотические силы Лукашенко почти разгромил и службы в эмиграцию, делая ставку на пророссийскую стабильность. Поссорившись со всеми, кто мог бы стать союзником против Москвы, Лукашенко теперь остается один перед растущим аппетитами «старшей сестры».

Сегодня перед Беларусью стоит непростой геополитический выбор: быть окончательно поглощенной Москвой или бороться за независимость по украинскому сценарию, при том, что в Украине даже луче экономические, военные и национальные ресурсные возможности для противостояния с РФ. При этом, статус-кво Лукашенко сохранять все труднее, ведь ультиматум Медведева свидетельствует, что Москва потеряла терпение в белорусских играх в независимость.