Bозможна ли Великая Румыния 2.0?

ДНІМ RIP І знову репутаційне

10/12/2018 admin 0

ДНІМ RIP І знову репутаційне Впродовж останніх днів тема “конкурсу” на директорську посаду лишається актуальною. Найсумніше – тези деяких людей про необхідність згуртуватися навколо нової […]

Возможна ли Великая Румыния 2.0?

1 декабря 1918 года была создана Великая Румыния. Через 100 лет в Бухаресте не теряют надежд опять получить власть над всей Бессарабией и Буковиной.

Великое национальное собрание в городе Алба Юлия 1 декабря 1918 года стало завершающим этапом создания Великой Румынии — в этот день было объявлено о присоединении к Румынии Баната и Трансильвании, раньше входивших в состав Венгрии. Несколькими днями ранее, 28 ноября, созванный румынами в Черновцах Всеобщий съезд Буковины провозгласил переход этой австрийской провинции под власть Бухареста. А бывшая Бессарабская губерния Российской империи стала частью Румынии ещё 9 апреля 1918-го по решению Сфатул Цэрий — представительского органа края.

Таким образом, Румыния, которой к тому времени не исполнилось даже 60-ти лет, воспользовавшись слабостью соседей стала восьмым по численности населения государством в Европе: она возросла с 7,9 млн. человек в 1915-м до 14,7 млн. в 1919-м. После присоединения новых территорий площадь Румынии достигла 295 049 кв. км. «Великая Румыния» просуществовала до Второй Мировой войны, в ходе которой страна несколько раз меняла союзников.

28 июня 1940 года на основании пакта Молотова-Риббентроппа Бессарабия и Северная Буковина были заняты советскими войсками, Северная Буковина и Северная Бессарабия стали Черновицкой областью УССР, Южная Бессарабия отошла к Одесской области, а основная часть Бессарабии была соединена с Приднестровьем (в то время — автономией в составе Украины) и стала Молдавской ССР. Летом 1940 года Румыния также потеряла Южную Добруджу (отошла Болгарии) и Северную Трансильванию (опять стала частью Венгрии), причём сделано это под давлением формально союзной Германии.

В 1944-м Румыния стала союзником СССР, который помог Бухаресту вернуть Трансильванию. От остальных потерянных в 1940-м территорий Румыния окончательно отказалась на Парижской мирной конференции 1947 года. Однако о Бессарабии и Северной Буковине в Бухаресте не забывали никогда. Даже во времена правления Николае Чаушеску во многих публикациях систематически проводилась идея Румынии в границах до 1940 года. Распад СССР подхлестнул надежды румынских политиков на воссоздание «Великой Румынии» — опять, как и в 1918-м, за счёт более слабых соседей.

Наибольших успехов Румыния достигла в своеобразном «дружественном поглощении» Молдовы. Если в начале 1990-х в Бухаресте обсуждались фантастические идеи присоединения всей территории Республики Молдова включительно с Приднестровьем, то с середины 2000-х возобладали прагматики, которые говорят об «объединении всех румынских земель на правом берегу Днестра». Формально под эту формулировку попадают также Черновицкая и юго-западная часть Одесской области Украины, но экспансия сюда явно отложена на будущее.

А вот с Молдовой власти Румынии ведут себя практически как с регионом своей страны. К примеру, 22 ноября 2018-го в Бухаресте состоялось совместное заседание правительств Румынии и Молдовы, на котором договорились отменить тарифы на роуминг между странами (в тестовом режиме это произойдёт уже 1 декабря), создать молдавско-румынское воинское подразделение и наладить совместный контроль на границе между странами. «В Кишинёве стало настоящим трендом высказываться за объединение с Румынией. Мы хотим, чтобы наши граждане не чувствовали, что они переместились из одной страны в другую», — сказал молдавский премьер после заседания в Бухаресте.

Однако опросы общественного мнения опровергают слова политика. Как заявил в эксклюзивном комментарии Балканист.ру Ян Лисневский, директор компании политического консалтинга Intellect Group из Кишинёва, большинство граждан Молдовы (34%) хотели бы, чтобы правительство в стране было про-молдавским. 33% выступают за про-европейское правительство, 20% — за про-российское, и такие предпочтения граждан не дадут сбыться желанию тех 6%, которые хотят про-румынское правительство (тех же 6% населения являются ярыми сторонниками «унии» с Румынией). По словам Лисневского, тема объединения Румынии и Молдовы будет оставаться в Молдове электорально привлекательной, в том числе на запланированных на февраль 2019-го парламентских выборах. Причём речь идёт как о правых партиях, пытающихся получить голоса тех примерно 20% избирателей, которые не против объединения, так и о левых, использующих её как «страшилку» для более 60% населения, которые категорически против объединения. Однако, как подчёркивает политконсультант, на практике эти два государства сильно отличаются в отношении законодательства, структуры, экономики и т.д., что делает их объединение практически невозможным.

По мнению доктора политических наук, профессора Олега Долженкова из Одессы, варианты, связанные с восстановлением территориальных границ «Великой Румынии», в любом обозримом будущем будут находиться, как говорят американцы, «на столе» у Бухареста. Другое дело, что в силу своего скромного геополитического веса Румыния неспособна самостоятельно сдвигать обстановку в том направлении, которое она сама может считать желательным. Но если такая обстановка когда-нибудь объективно сложится, Румынии будет достаточно легко актуализировать свои претензии.

«Во-первых, с внутриполитической повестки страны этот вопрос вообще
никогда не снимался. Во-вторых, Румыния всегда, с той или иной степенью аккуратности, пыталась «метить» некоторые сопредельные территории — к примеру, раздавая паспорта или инициируя настроения по переходу православных приходов Бессарабии в Румынскую патриархию. Однако сложится или не сложится обстановка, в которой румынские территориальные амбиции могут попасть в актуальную повестку дня — покажет будущее. Важно только понимать, что такие амбиции есть и они присущи румынскому политикуму имманентно», — заявил профессор Долженков в эксклюзивном комментарии Балканист.ру.

Намного выше вероятность возвращения в состав Румынии не ее бывших территорий, а потомков ее бывших подданных, уверен кандидат философских наук, научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Украины Святослав Вышинский из Черновцов. «Вслед за движимыми ресурсами — денежными и транспортными средствами, контрабандным лесом, бензином и сигаретами — из Украины бегут люди. Если экономическая политика Киева не изменится, то в обозримом будущем в румынской юрисдикции окажутся не только автомобили, но и сами жители Черновицкой и Одесской областей. К примеру, на Буковине из миллиона местных жителей около 100 тыс. уже имеют румынские паспорта. Поэтому перспективы «Великой Румынии» напрямую зависят от судьбы «Мельчающей Украины». То упорство, с каким центральные власти расшатывают единство страны, поляризуя общественные настроения, разыгрывая карту внутреннего противостояния на почве языка, церкви и внешнеполитической ориентации, вызывая непримиримое противостояние с восточными и западными соседями, лишний раз подтверждают мнение, что растерзанное Украинское государство в критический момент можно будет взять голыми руками, причём главными разрушителями будут его собственные элиты», — сказал политический обозреватель в эксклюзивном комментарии Балканист.ру.

Собственно, именно так и случилось сто лет назад: власть Украинского национального комитета в Северной Буковине продержалась меньше недели, поскольку уже 11 ноября 1918-го в Черновцы вошли румынские войска. Сдача же Украиной в пользу Румынии черноморского шельфа рядом с островом Змеиный в 2009-м и вовсе произошла в тишине кабинетов. А учитывая нынешнее состояние украинского военного флота, Румыния может спокойно вводить войска и на этот черноморский остров.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИТИК

Источник: Балканист.ру